Сайт Юриста

Представительство в суде

Выбранная тема является сейчас актуальной по ряду обстоятельств. Во-1-х, РФ непреклонно движется к творению правового страны и цивилизованного гражданского сообщества. Правовая реформа - главное направление публичного прогресса. Все ветки государственной власти делают все вероятное, чтоб во главу угла были непосредственно положены права, свободы и законные интересы каждой личности. 
Во-2-х, несомненным достижением правотворческой деятельности является Федеральный закон РФ от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ". Он дозволяет с уверенностью разговаривать о том, что права, свободы и законные интересы жителя нашей планеты и гражданина из декларативных положений перевоплотился в нормы высшей юридической силы, обеспеченные всеми средствами государственной охраны. Нужно здесь же отметить, что данный закон принимался непросто. Почти все дискуссии проистекали из разноплановых суждений условно правовой природы адвокатуры, места и роли адвокатуры в настоящее время в сообществе, о взаимоотношениях меж адвокатурой и государством и другие. Основной - итог, который дозволяет сделать вывод о большом шаге по пути демократизации сообщества. Таковым образом, Федеральный закон РФ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ" стал закономерным итогом многолетний деятельности лучших представителей человеческой цивилизации. 
Главной целью данной работы является рассмотрение института консульства в суде на образце роли в гражданском процессе адвоката.
Для начала, как и во всяком ином вопросе, необходимо дать определение, а конкретно такое, каким видит его законодатель, таковым, как положено, понимать и принимать понятие представительства. Представительство в суде является самостоятельным гражданским процессуальным институтом, исполняющим функцию процессуальной гарантии охраны субъективных прав и оберегаемых законом интересов сторон, третьих лиц, заявителей. Но правозащитная функция, которую исполняют в суде представители, не единственная. Они также помогают суду и в осуществлении правосудия. 
Гражданское процессуальное законодательство не относит судебных представителей к участвующим в деле личностям. Основанием для такового решения вопроса являлось, видимо, то, что у судебных представителей отсутствует материально-правовой энтузиазм к финалу дела. Но считать судебных представителей абсолютно не заинтересованными в финале дела нельзя: в пределах возможностей они устремляются достигнуть в процессе определенного положительного правового результата в выгоду представляемого лица. К примеру, представитель ответчика устремляется достигнуть вынесения трибуналом решения об отказе в иске. Таковая позиция значит, что представитель заинтересован в финале дела. Энтузиазм этот носит не материально-правовой, а процессуальный нрав, потому что представитель действует не в собственных интересах, а в интересах представляемого им лица. Но процессуальный энтузиазм к финалу дела, как и материально-правовой, является юридическим, так как основан на законе. Конкретно нормами гражданского процессуального права определены правовая природа роли представителя в суде и сущность этого процессуального института. В согласовании со статьёй 48 ГПК граждане могут вести свои дела в суде собственно либо через представителей. 
Итак: под представительством понимается совершение одной личностью, представителем, в пределах имеющихся у него возможностей сделок и других юридических деяний от имени и в интересах иной личности, представляемого. 
Представительство, будучи плодом развитых юридических отношений, «указанием на высшую ступень абстракции права, являясь понятием искусственным», образованием, появлению которого мы должны относительно недавнему времени, просит корректного и точного определения. Меж тем, в современной процессуальной науке редкий институт имеет такую многообразную, а часто и путаную терминологию, как институт представительства. Представительство определяют и как процессуальное отношение, и как процессуальные деяния, и как институт процессуального права. При всем этом творцы различных определений жарко спорят меду собой, указывая на некорректность определений оппонентов в том либо другом разделе. 
Но без точного понятийного аппарата ни институт процессуального представительства, ни процессуальная наука вообще не могут развиваться. Все дискуссии рискуют быть сведенными в итоге к спору о понятиях как базисных категориях, на которых строится неважно какая наука. В правовой же науке терминологическая точность необыкновенно главная, так как выработанные теоретические понятия в последующем употребляются в законодательной практике и получают всеобщее значение. 
Самым распространенным определением процессуального представительства является определение его как системы процессуальных деяний либо как деятельность. 
Такового рода определение, к примеру, дается А.Ф. Козловым. По его воззрению, судебное представительство в гражданском процессе — это процессуальная деятельность право-дееспособных субъектов от имени и в защиту прав и оберегаемых законом интересов сторон, третьих лиц, заявителей и других, заинтересованных по делу лиц.
Возможности представителей обязаны быть удостоверены и оформлены в согласовании с определенными требованиями, изложенными в законе. По общему правилу возможности представителя на ведение дел в суде общей юрисдикции обязаны быть выражены в доверенности, выданной представляемой личностью, участвующей в деле, либо организацией. В то же время личность, участвующая в деле, может заявить в суде собственно о наделении собственного представителя возможностями по ведению дела. Подходящее ходатайство, изготовленное устно, заносится в протокол судебного заседания, а выраженное в письменном заявлении - присоединяется к материалам дела. В согласовании со ст. 185 ГК доверенностью признается письменное уполномочие, выдаваемое одной личностью другой личности для представления интересов перед третьими личностями « в гражданском процессе для представительства перед судом ». Читая ст. 186 ГК мы видим, срок работы доверенности не может превосходить 3-х лет. Если срок в доверенности не указан, доверенность действительно в течение года со дня его подписания. Если в доверенности не указана дата ее совершения, данная доверенность не имеет силу. В согласовании со ст. 187 ГК личность, которой выдана доверенность, может передоверить совершение этих действий другой личности, если уполномочено на это доверенностью или принуждено к этому мощью событий для охраны интересов выдавшего доверенность лица. Данная норма в судебном представительстве по гражданским делам имеет свои необыкновенности: в согласовании со ст. 54 ГПК передоверие разрешается лишь в том случае, когда такое право судебного представителя умышленно оговорено представляемой личностью. 
Если доверенностью предвидено право передачи возможностей иной личности, то доверенность, выдаваемая в порядке передоверия, сообразно п. 3 ст. 187 ГК обязана быть нотариально удостоверена. С прекращением доверенности утрачивает силу передоверие « ст. 188 ГК ». 
В зависимости от размера возможностей, исполняемых представителем от имени доверителя, выделяют различные виды доверенности. Разовая доверенность выдается доверителем на роль представителя по одному делу в одном суде. Если представитель ведет одно дело доверителя во всех судебных инстанциях, то выдается особая доверенность. На ведение всех гражданских дел, затрагивающих интересы доверителя во всех судебных органах, доверитель выдает представителю общую доверенность. 
В тексте доверенности обязаны указываться место и дата ее составления « подписания », фамилия, имя, отчество и место жительства личности, выдавшего доверенность, и личности, на имя, которого она выдана. В доверенности на имя адвоката указывается место его работы « юридическая консультация ». В доверенности, выдаваемой от имени юридической личности, указывается его полное название, место нахождение руководящего органа и должностное положение личности, которое в свою очередь подписала доверенность.
На основании всего вышеизложенного можно ж сделать последующие умозаключения. 
Таковым образом, правовая позиция адвоката-представителя по гражданскому делу обязана, на мой взгляд, подходить последующим требованиям: 
1 » законности представляемых интересов и нрава деятельности адвоката; 
2 » полное совпадение позиции доверителя и адвоката; 
3 » Точная осведомлённость доверителя о правовой позиции адвоката и согласии с ней. 
Мне представляется, что отказ адвоката с учетом изложенных требований от роли в деле в неких вариантах также можно расценить, как это не удивительно, и как необыкновенную помощь клиенту.
В данном случае идет речь о том, чтоб не попросту отрешиться от принятия поручения в силу безнадежности позиции, а уверить клиента последовать собственному образцу, если, очевидно, юрист убежден, что нет никаких шансов на выигрыш дела. 
Лишь в данном варианте задача адвоката будет вполне выполнена и таковым образом обратившейся личности будет оказана юридическая помощь, сэкономлено время, сохранено здоровье и материальные средства, что в итоге важно. 
Обговаривая вопрос об оказании правовой поддержки адвокатом в стадии рассмотрения гражданского дела по существу, нужно отметить, что в данной стадии юрист ставит впереди себя теснее иную задачу, а конкретно: уверить суд в собственной правоте при помощи имеющихся доказательств и других доводов.


Копирайт

Главное меню

Студентам на помощь

Реклама

Обратная связь

Готовый договор

Поиск на сайте

Форма входа

Яндекс.Метрика