Сайт Юриста

Задачи и принципы уголовного законодательства

Введение

В данной курсовой работе мы попробуем изучить принципы уголовного законодательства, а так же понять какие задачи решает Российское уголовное законодательство. Мы попробуем выучить то, что все законодательные и правоприменительные проблемы, связанные с принципами уголовного права, найдут своё решение лишь при изучении и глубоком исследовании принципов уголовного законодательства как токового, но и те социально-правовые явления, которые определяют их содержание и являются одним из важнейших элементов в этой области.
Решение данных проблем является одной из главных и очень значимых задач в нашем правовом обществе, качество решение которых напрямую связано с благополучием и повышением моральных принципов в нашей необъятной стране.
Объект исследования это общественные отношения, которые подчинены нормам уголовного права. А данным исследуемым предметом являются задачи и принципы уголовного законодательства, что является целью данной курсовой работы. Будет уместным добавить, что данное исследование происходит определённым методом научного познания.
Для полного освящения нашей темы необходимо решить следующие задачи:
- что является понятием и значением задач уголовного законодательства;
- осветить конкретные задачи уголовного законодательства в нашей стране;
- изучить понятие и классификацию всех принципов уголовного законодательства;
- исследовать одни из важнейших принципов уголовного законодательства.
Данным вопросом интересовались многие именитые люди нашей страны такие как: А. И. Бойко, Н. А. Беляев, Ю. И. Бытко, Г. Б. Виттенберг, Н. В. Васильев, Р. Р. Галиакбаров, И. Э. Звечаровский,Н. И. Загородников, А. Н. Игнатов, Б. Здравомыслов, С. Г. Келина, И. Я. Козаченко, Т. В. Кленова, Г. А. Кригер, Н. Ф. Кузнецова, В. Н. Кудрявцев, Н. А. Лопашенко, В. В. Мальцев, Ю. И. Ляпунов, Б. С. Миньковский, С. С. Пирвагидов, А. В. Наумов, Ю. Е. Пудовочкин, А. Н. Трайнин, А. Б. Сахаров, П. А. Фефелов, М. Д. Шаргородский, В. Д. Филимонов  и другие.
Методология курсовой работы представлена следующими методами: анализ, сравнение, синтез, изучение и обобщение многих материалов судебной практики, чтение и анализ научной литературы, а так же моделирование. В процессе написания курсовой работы было использовано уголовное законодательство нашей страны, научная и обзорная литература, материалы нашей судебной практики.
В моей курсовой работе мы попробуем разобраться в принципах и задачах уголовного права. Данная косовая работа состоит из введения, двух основных частей, а так же  глоссарий, списка использованных источников, списка сокращений и приложения.

Основная часть

1 Глава. Задачи уголовного законодательства

В начале поговорим о понятие и значение задач уголовного законодательства 
Нормативное закрепление задач уголовного права « закона » является одним из достижений развития отечественной юридической идеи и законодательной техники. Необходимо увидеть, что в истории российского законодательства вопрос о задачах уголовного закона полностью был поставлен лишь на первых порах XX века. 
В современной юридической литературе освещение вопроса о задачах уголовного права обычно начинают с изложения содержания части 1 статьи 2 УК РФ, в соответствии с которой его задачами являются: охрана прав и свобод жителя нашей планеты и гражданина, принадлежности, публичного порядка и публичной сохранности, окружающей среды, конституционного строя РФ. От беззаконных посягательств, обеспечение мира и сохранности населения земли, также предупреждение правонарушений. Отталкиваясь от этого, определяют виды и содержание задач уголовного права. 
Закрепление задач отрасли в первых статьях кодифицированного нормативного акта имеет не совсем только великое политическое значение, отражая главные направления уголовной политики страны и иерархию оберегаемых социальных ценностей, да и фактически юридическое. Как правильно показывает В. Ф. Щепельков, нормы, не способствующие, а тем паче препятствующие достижению выше обозначенных задач, не могут быть включены в текст уголовного закона, а включенные - не могут быть использованы, потому что противоречат законоположению, находящемуся в иерархии правовых установлений выше. 
До того как приступить к анализу данного нормативного положения, представляется уместным обсудить вопрос об используемых в данной связи наукой терминах. Так, в заглавиях подходящих монографических исследований фигурируют определения «функция» «В. Д. Филимонов, В. Г. Смирнов », «задачи» « Б. Т. Разгильдиев », «роль» «А. В. Усс, Э. А. Саркисова». Заметим, что в уголовном законодательстве большинства иностранных государств нормы, определяющие его задачи, отсутствуют. Подходящая традиция в большей ступени отличительна для государств Содружества Самостоятельных Стран, Балтии и неких государств былого социалистического лагеря « Китай, Йемен ». Но и тут имеются иногда значительные отличия в терминологии. А именно, УК Грузии « части 3 статьи 1 » описывает не задачи, а цели Уголовного кодекса, а УК Кыргызстана « части 1 статьи 1 » довольно верно проводит различия меж его целями и задачами. 
Цель, задачи, роль, функции непременно, понятия взаимосвязанные, но имеющие некие различия в смысловых оттенках. В приведенном ряду понятий наиболее недалеки по смыслу друг другу цель и задачки, с одной стороны, и роль и функции - с иной. Цель есть предмет рвения, то, что надобно, желанно осуществить, необходимо сказать, что цель - мыслимый итог предопределенной деятельности, итог функционирования. Достижение цели подразумевает последовательное решение ряда взаимосвязанных задач - проблем, требующих разрешения; задачи, таковым образом, выступают в качестве промежуточных целей деятельности. Роль и функции могут употребляться в качестве синонимов, означая род, характер и степень чьего-нибудь роли в чем-нибудь, в данном случае - уголовного права в общественной жизни, в организации и упорядочении публичных отношений. 
Еще больше вопросов возникает с выяснением соотношения функций и задач уголовного права. Данная неувязка не получила однозначного разрешения. Некоторые юристы считают, что функции и задачки права - не совпадающие понятия, размежевание которых имеет принципиальное значение как для законотворчества, так и для право применения. Так как функция права является признаком самого права, свойством его нормативных предписаний, которыми она и определяется, а задачи являются свойством сообщества, определяются им и находятся вне уголовного права. Иные говорят, что «задачи и функции отрасли права оказываются соотносительными и неразрывно связанными друг с другом, что дает основание с известными оговорками обозревать их как совпадающие понятия». 
Прав Ю. Е. Пудовочкин, считающий, что ставить символ полного равенства между задачей « целью » и функцией уголовного права нельзя, так как эти понятия «разно векторные». Соотношение между ними, по его воззрению, очень успешно определил М. И. Ковалев как многофункциональную зависимость. Он указывал: «Несомненно, между задачами и функциями существует узкая связь. Но задача есть нечто, инородное данное исполнителю, право, же само определяет ее. Она ставится материальными критериями жизни как нечто беспристрастно закономерное, подлежащее решению в рамках данной общественно-экономической формации. Функция - это роль, которую исполняет само право. Содержание же роли определяется задачами права». Вправду, воплощение поставленных сообществом перед отраслью права задач есть сразу реализация ее функций, в то время как реализация функции отрасли права подразумевает решение поставленных перед ней задач. Потому, когда мы рассуждаем о предназначении уголовного права в публичной жизни, уместней применять термин «функция уголовного права». 
Рассуждая о многофункциональном предназначении уголовного права, необходимо так же осознавать, что, так как право неразрывно соединено с государством, его функции подчинены целям публичного развития и во многом совпадают с функциями государства. Цель-идеал публичного развития России сформулирована в главе 1 Конституции РФ: стать суверенным, демократическим, федеративным, правовым, социальным, светским государством с республиканской формой правления, наше государство основано на рыночной экономике, где права и свободы жителя нашей планеты станут высшей ценностью. 
Значимым препятствием в достижении обозначенной цели является преступность, признанная опасностью государственной сохранности страны. Необходимость ее искоренения подчеркивается в почти всех официальных документах. Так, в Послании Президента РФ Федеральному Собранию РФ на 2004 г. указывается: «Для того чтоб страна стала мощной и богатой, нужно сделать все для обычной жизни каждого жителя нашей планеты. Жителя нашей планеты, творящего высококачественные товары и сервисы, творящего культурное богатство державы, творящего новейшую страну. Для раскрытия такового потенциала мы обязаны общими усилиями создать безопасные условия жизни, понизить уровень преступности в стране». 
Сокращение преступности, борьба с ней - задачи, решение которых определяет государственную функцию охраны правопорядка. Эта функция реализуется всей правовой системой страны средством исполнения задач, содержание которых специфично для каждой отрасли права. Задачи, поставленные перед уголовным правом, закреплены в части 1 статьи 2 УК РФ - это охрана определенных социально означаемых объектов и предостережение правонарушений. 
Но идет увидеть, что данное нормативное предписание говорит о задачах не права, а Уголовного кодекса. Соотношение задач « функций » права и задач « функций » Кодекса просит объяснения. Так, В.В. Мальцев пишет: «Так как категории «уголовное право» и «уголовное законодательство» не синонимичны, не могут вполне совпадать по содержанию соответственно и понятия «функции, задачи уголовного права» и «функции, задачи уголовного законодательства « Уголовного кодекса » ). Понятия первого ряда, отражающие содержание уголовного права, выходят за рамки уголовного законодательства, они шире по содержанию, насыщеннее социальной практикой и поближе к социальному субстрату уголовного права и предмету его охраны, «первичной», и поэтому конкретно от их находятся в «функциональной зависимости» понятия второго ряда, относящиеся к уголовному законодательству». Н. Э. Звечаровский, рассуждая о задачках уголовного права, анализирует задачи, стоящие перед Уголовным кодексом « части 1 статьи 2 УК РФ », не деля тем самым задач права и закона. 
По нашему мнению, необходимо разграничивать содержание задач права и закона. В русском уголовном законодательстве, точнее говоря, задачи права не раскрываются; величаются только задачи кодекса « части 1 статьи 2 УК РФ » и определяются средства заслуги этих задач « части 2 статьи 2 УК РФ ». Совершенно правильно С. С. Пирвагидов показывает, что соотношение задач уголовного права и уголовного закона следует осматривать с общих позиций соотношения права и закона. Если задача отрасли права состоит в том, чтоб предостерегать, регулировать, оберегать и так  далее, то задача закона сводится к тому, чтоб как можно конкретнее закрепить подходящие средства заслуги этих задач, быть им адекватным. Отталкиваясь от этого, задачи Уголовного кодекса обязаны состоять в том, чтоб отдать в руки правосудия оптимальный инструментарий, созданный для охраны социальных ценностей и предостережения правонарушений; снабдить каждого гражданина наименьшим набором стандартизированных законов, соблюдение которых обеспечить сохранность личности, сообщества и страны. Для этого Кодекс обязан очень точно определить список и признаки беззаконных действий и предугадать вероятные за их меры действия. 
Изложенное дает основание для того, чтоб зафиксированные в части 1 статьи 2 УК РФ задачи называть задачами уголовного права, но не Уголовного кодекса РФ, а положения части  2 статьи 2 УК РФ считать задачами фактически Уголовного кодекса. 
Далее рассмотрим виды задач уголовного законодательства. В зависимости от вида задачи, стоящей перед отраслью права, ее функции в теории права разделяются на две разновидности: регулятивная функция для решения задачи упорядочения публичных отношений, и охранительная функция - для решения задачи охраны публичных отношений от разного рода посягательств. УК РФ в отличие от других кодифицированных нормативных правовых актов не содержит указания на наличие в уголовном праве задачи регулирования тех либо других государственных отношений; в то же время в отличие от УК РСФСР 1960 г. посреди задач права именует не совсем только охрану определенных объектов, да и предупреждение правонарушений. Заметим также, что в части 1 статьи 2 УК РФ говорится не совсем только об охране определенных объектов и предостережении правонарушений, да и о обеспечении мира и сохранности населения земли. Значит ли это существование соответствующих 3-х задач уголовного права? 
Полагаем, что нет, так как охрана и обеспечение, по нашему мнению, являются равнозначными понятиями. Желая в юридической литературе, не существует единства взглядов на соотношение понятий «охрана» и «обеспечение». А именно, А. И. Резво считает, что мир и сохранность населения земли конкретно обеспечиваются, но не охраняются, так как охрана мира и сохранности всего населения земли не может ставиться задачей государственного закона, ни по существу « нет таковых способностей ». Ни по формальным суждениям « присвоение роли государства-лидера » в противовес юрисдикции и весу ООН и ее специализированных организаций. Против, В. В. Мальцев утверждает, что «мир и сохранность населения земли может обеспечить лишь само население земли, но оберегать на местности РФ его мир и сохранность можно и средством Российского уголовного законодательства». Не придает особенного значения различию определений и Н. Ф. Кузнецова, полагая, что охранительная задача уголовного закона состоит как в охране соответствующих объектов, так и в «обеспечении охраны мира и сохранности человечества». Мы полагаем, что в рассуждениях о соотношении понятий «охрана» и «обеспечение» необходимо исходить из грамматического объяснения данных слов. Сообразно словарю, слово «обеспечить» в сочетании кого - что от кого - чего же значит охрану. Следовательно, безусловно, правы Н. Ф. Кузнецова и В. В. Мальцев, утверждая, что отыскивать в слове «обеспечение» другой смысл, чем в слове «охрана», нет оснований. 
Таковым образом, в тексте самого УК РФ конкретно говорится о наличии 2-ух задач уголовного права: охранительной и предупредительной. В то же время в уголовно-правовой науке количество и содержание выделяемых юристами задач « функций » уголовного права различается великим разнообразием. 
Так, А. В. Наумов утверждает, что главной исторической задачей уголовного права является задача охранительная. В ней создатель выделяет два нюанса: общую превенцию, состоящую в предостережении правонарушений средством уголовно-правового запрета, и приватную превенцию, предполагающую предостережение совершения правонарушений личностями, точнее совершившими какие-либо правонарушения. Не считая того, продолжает А. В. Наумов, могут быть сформулированы и другие задачи уголовного права, к примеру, воспитательные. В. Д. Филимонов признает за уголовным правом наличие одной функции - охранительной, которая, по его воззрению, делится на два вида: предупредительную функцию и восстановительную. Н. Ф. Кузнецова называет две задачки Уголовного кодекса РФ: охранительную и предупредительную « профилактическую ». Три функции: охранительную, воспитательную и организационную - определял для уголовного права В. В. Мальцев, М. И. Ковалев также описывает три задачи, стоящие перед уголовным правом: обеспечение охраны более главных публичных отношений средствами уголовного права « охранительная задача »; обеспечение людей системой таковых законов поведения, соблюдение которых исключает их привлечение к уголовной ответственности, а нарушение порождает происхождение взыскательно определенных уголовно-правовых отношений ответственности « регулятивная задача »; обеспечение справедливости. И. Э. Звечаровский тоже утверждает о наличии 3-х задач уголовного права. Он именует ними упорядочение публичных отношений, измышляющих предмет регулирования уголовного права « регулятивная задача »; общее и приватное предостережение правонарушений « предупредительная задача »; возобновление нарушенного правонарушением публичного дела « восстановительная задачка ». Э. А. Саркисова и Ю. И. Ляпунов  выделяют четыре функции « задачи » уголовного права: регулятивную, состоящую в регулировании негативных публичных отношений, возникающих при совершении правонарушений и в обеспечении обычного функционирования более ценных положительных публичных отношений, регулируемых другими отраслями нрава; воспитательную, содержащуюся в воспитании у людей подходящего почтения, выполнения и соблюдения законов, охранительную, предполагающую охрану специфичными средствами личности, сообщества и страны от беззаконных посягательств; предупредительную, проявляющуюся в общей и приватной превенции правонарушении. Еще далее пошел в собственных исследованиях Г. А. Злобин, который выделил 6 функций уголовного права: социально-превентивную, юридико-регулятивную, ценностно-ориентационную, системно-правовую, социально-интегральную и функцию поддержания и укрепления престижа государственной власти. 
Таковым образом, разброс воззрений довольно широкий. Для того чтоб определиться с задачами « функциями » уголовного права, их, по нашему мнению, необходимо подвергнуть принятой в теории права классификации. Т. Н. Радько в данной связи пишет: «Право не совсем только регулятор публичных отношений. Это его одна из главных функций, в этом состоит его основное назначение. Но оно сразу и политический инструмент, идеологическое средство, метод охраны публичных отношений. Потому в содержание права, несомненно, входят как фактически юридические « регулятивная и охранительная », так и социальные « финансовая, политическая, воспитательная » функции права». Дробление функций права на фактически юридические функции и социальные представляется методологически оправданным и конструктивным. Оно дозволяет, во-1-х, не противопоставлять, а интегрировать имеющиеся теоретические взгляды на функции уголовного права, а во-2-х, дает возможность оценить качество нормативных предписаний статья 2 УК РФ. 
Как и всякая иная ветвь права, уголовное право исполняет две фактически юридические функции: регулятивную и охранительную. 1-ая обусловлена задачей упорядочения публичных отношений, возникающих меж государством и личностью, совершившим правонарушение; 2-ая - задачей охраны более главных объектов. 
Исторически первой функцией уголовного права была охранительная. Уголовное право РФ оберегает ряд социально означаемых объектов: права и свободы жителя нашей планеты и гражданина, собственность, публичный порядок и общественную сохранность, окружающую среду, конституционный строй РФ, мир и сохранность населения земли. При этом необходимо увидеть, что приведенный в части 1 статьи 2 УК РФ перечень объектов охраны является далековато не полным не поочередным, если сопоставлять его со списком объектов, поставленных под охрану уголовного закона и определенных в названии глав Главной части УК РФ; в нем указываются и наименования неких глав, и наименования неких разделов, при этом иногда не в четком согласовании с их обозначением в тексте Главной части закона. 
При перечислении объектов охраны в части 1 статьи 2 УК РФ идет соблюсти требования конкретности и открытости их перечня. Достичь этого можно, сгруппировав объекты, отталкиваясь от наименования разделов Главной части УК РФ. Единственное, что можно исключить из перечисления, это - интересы военной службы, так как она выглядит как разновидность государственной службы, и интересы военной службы полностью укладываются в понятие государственной власти как объекта охраны. В итоге, можно утверждать, что перед уголовным правом стоит задача охраны личности, экономической сферы, публичной сохранности и публичного порядка, государственной власти, мира и сохранности населения земли от беззаконных посягательств. 
Охранительная функция уголовного права не значит, что его нормы каким-то образом регулируют те публичные дела, которые определяют предмет его охраны. Наличие данной функции обусловлено, во-1-х, системными свойствами права, так как уголовное право «замыкает собой систему работающего права в целом, оберегая от более суровых нарушений нормы всех его отраслей». А во-2-х, реализация осматриваемой функции обусловлена правовым воздействием нормативных предписаний уголовного права на сознание и поведение жителей нашей Родины. 
Совместно с тем отрицать существование за уголовным правом наличие регулятивной функции нельзя. Как и любая другая, оно регулирует определенные дела, составляющие его предмет. Необыкновенность уголовного права состоит только в том, что, как отмечал В. Г. Смирнов, если все другие отрасли права создаются в целях организации определенного порядка каких-то отношений, который потом в этих же целях и обеспечивается соответствующими способами правового действия. То уголовное законодательство, против, создания в целях охраны, обеспечения нормального порядка публичных отношений и в этих же целях устанавливает порядок организации отношений, возникающих вследствие совершения особо тягостных преступлений - правонарушений. Конкретно дела меж личностью, совершившим правонарушение, и государством являются предметом регулирования уголовного права. 
Итак, охранительная и регулятивная функции уголовного права есть его собственно юридические функции. Но, как было указано, вместе с ними уголовное право исполняет и другие функции. 
В ряду социальными функциями отрасли главное значение имеет функция предостережения правонарушений « предупредительная функция », конкретно указанная в части 1 статьи 2 УК РФ. Ее закрепление появилось результатом долгой научной дискуссии. Заметим, что в критериях уголовного законодательства прошедшего столетия предостережение правонарушений как задача было поставлено уголовным законом лишь перед наказанием. В связи с ним почти все юристы писали, что такое решение не отражает настоящего места обслуживания правонарушений в борьбе с преступностью и роли уголовного закона; что неимение указания на, искоренение преступности в ряду задач уголовного закона лишает стратегические цели борьбы с преступностью конкретного выражения. Сейчас законодатель обоснованно поправило этот недостаток, при всем этом абсолютно правильно указал задачей уголовного права не искоренение, а предостережение правонарушений. 
Предостережение правонарушений определяется в науке как многоуровневая система муниципальных и публичных мер, направленных на выявление, устранение, ослабление либо нейтрализацию обстоятельств и критерий преступности, правонарушений отдельных видов и конкретных действий. Также на удержание от перехода либо возврата на беззаконный путь жителей нашей планеты, условия жизни и « либо » поведения которых указывают на такую возможность. 
Последующей функцией, узко связанной как с предупредительной, так и с охранительной функцией, является воспитательная функция уголовного права. В УК РФ она не закреплена. В правовом пространстве СНГ на нормативном уровне воспитательные задачи ставят впереди себя белорусский, узбекский и туркменский кодексы. При этом белорусский закон, в отличие от туркменского, при формулировке данной задачи предусматривает то, что УК «способствует» воспитанию, оставляя тем самым простор для дискуссии условно того, как задача воспитания достигается УК. Совместно с тем в уголовно-правовой теории наличие воспитательной функции так и у уголовного права фактически никем не оспаривается. Наиболее того, юристы предсказывают, что с течением времени профилактическая и воспитательная функции уголовного права возрастут. 
Воспитательное действие исполняется уголовным правом в 3-х основных направлениях: 
1) в отношении лиц, точнее совершивших правонарушение, 2) в отношении лиц, потенциально способных к совершению правонарушений, 3) в отношении всех людей как субъектов публичных отношений. В согласовании с этим можно выделить два эффекта воспитательной функции: 1-ый состоит в исправлении лиц, совершивших правонарушение; 2-ой - в удержании всех других от их совершения. 
Таковым образом, в тексте УК РФ конкретно говорится о наличии 2-ух задач уголовного права: охранительной и предупредительной. В то же время в уголовно-правовой науке количество и содержание выделяемых юристами задач « функций » уголовного права различается великим разнообразием. 
Как и всякая иная ветвь права, уголовное право исполняет две фактически юридические функции: регулятивную и охранительную. 1-ая обусловлена задачей упорядочения публичных отношений, возникающих меж государством и личностью совершившим правонарушение; 2-ая - задачей охраны более главных объектов. 
Охранительная и регулятивная функции уголовного права есть его фактически юридические функции. Но, вместе с ними уголовное право исполняет и другие функции: предупредительную и воспитательную.

2 Глава. Принципы уголовного законодательства

Начнем вторую главу, пожалуй, с понятий и классификаций принципов уголовного законодательства 
Любой нормативно-правовой акт содержит определения, то есть «словесные выражения понятий». Содержание не всех определений раскрывается конкретно в законе. Предпосылкой этого быть может, как нежелание законодателя загромождать нормативно-правовой акт разными определениями, так и то, что не постоянно можно отдать однозначное определение тому либо иному термину. 
Так, к примеру, при анализе имеющейся юридической литературы по вопросу о принципах уголовного права можно найти существование веского обилия определений принципов. При этом различия состоят не совсем только в содержании существенных признаков, да и в том, чем в окончательном счете являются принципы для права в целом. 
Приведем только некие имеющиеся в уголовно-правовой литературе определения интересующего нас понятия. 
Так, Г. А. Кригер считал, что «принципы права - это вытекающие из социально-экономической природы, публичного строя и закрепленные в праве идеологические, политические и высоконравственные начала « управляющие идеи », направляющие регулятивную и охранительную функцию права. И определяющие характер, основания и размер внедрения муниципального принуждения и других мер воздействия, нужных для обеспечения удачного развития главенствующих общественных отношений». 
В. Н. Кудрявцев и С. Г. Келина  указывают на то, что принципы уголовного права - это управляющие идеи, основополагающие начала, выраженные в уголовном законодательстве, также в прокурорской, следственной и судебной практике, отражающие политические, экономические и правовые представления жителей нашей планеты относительно оснований и форм ответственности за абсолютные правонарушения. 
Н. А. Лопашенко пишет: «принципы уголовного права - это управляющие - идеологические, политические и высоконравственные - идеи уголовного права, вытекающие из природы сообщества и обусловленные им, выражающие сущность уголовного права как специфичного регулятора предопределенной группы публичных отношений. Направленные на реализацию охраны публичного строя, его политической и экономической систем, принадлежности, личности, прав и свобод людей и всего правопорядка от беззаконных посягательств и обеспечивающие единство и системность уголовного права». 
В. Д. Филимонов показывает, что «принципы уголовного права - это выраженные в уголовном законодательстве требования к законотворческой, правоприменительной деятельности и к поведению людей, обусловленные указаниями международно-правовых актов о правах жителя нашей планеты, Конституции РФ. Также задачами борьбы с преступностью и выглядят положения, определяющие содержание всей либо части совокупности правовых норм и интегрирующие их в единичную систему уголовного права». 
С. С. Пирвагидов и Ю. Е. Пудовочкин описывают принципы уголовного права как «основные начала, управляющие идеи, которые определяют содержание и направленность уголовного права, закреплены в уголовно-правовых нормах и обязательны для законодателя, правоприменительных органов и людей в сфере борьбы с преступностью». 
Все приведенные выше определения в той либо другой степени содержат в себе как положительные, так и отрицательные моменты и, бесспорно, имеют право на существование. Но, как правосудно увидел Г. А. Свердлык, «всякое определение на том либо ином шаге исторического развития оказывается несостоятельным либо неполным и потому просит уточнения и совершенствования в согласовании с новыми достижениями научной теории и практики». 
Итак, несложно увидеть, что подавляющее большая часть авторов описывает принципы уголовного права через такие понятия, как: «начала», «идеи», «свойство, образующий элемент». Другие сразу несколько понятий: положения и идеи, начала  и идеи и так далее. На наш взгляд, таковой подход нельзя признать правильным по последующим основаниям: во-1-х, сами указанные выше определения не являются «интуитивно понятными», не имеют единичного значения и поэтому нуждаются в определении, что веско усложняет и бездоказательно затягивает процесс раскрытия содержания понятия; во-2-х, он ведет к абстрагированию, к оторванности принципов от настоящей реальности, потому что из таковых определений чрезвычайно трудно вычленить суть анализируемого понятия. 
Сначала необходимо отметить, что принципы уголовного законодательства не обязаны рассматриваться как мертвые категории, служащие лишь для «украшения» нормативно-правовых актов, они обязаны реализовываться и носить характер обязательных предписаний. Потому следует согласиться с теми определениями принципов уголовного законодательства, в каких творцы открывают их через категорию «требования». Тем паче, что сообразно словарю российского языка одно из значений данного термина - это «правило, условие, обязательное для исполнения». 
Явно, что право и нравственность узко соединены меж собой, и лишь такой закон, который основан на нормах нравственности, подходит закономерностям публичного развития и может более изящно исполнять стоящие перед ними задачки. Но мы полагаем, что правы те учёные, которые не ограничивают суть осматриваемого явления лишь высоконравственными требованиями, в неприятном, же случае мы чрезвычайно идеализируем закон. На наш взгляд, необходимо говорить и об идеологической и политической составляющей, потому что принципы законодательства являются частью отражением идеологии и политики государства на определенном шаге развития. 
Таковым образом, принципы уголовного законодательства представляют собой совокупность высоконравственных, идеологических и политических требований, адресованных как законодателю, так и правосудию. Эти требования либо прямо сформулированы в международно-правовых актах о правах человека и Конституции РФ, либо вытекают из закрепленных в них положений. Также они обусловлены задачами борьбы с преступностью. Не считая этого, следует сказать о том, что «принципы уголовного права» и «принципы уголовного законодательства» соотносятся как «содержание» и «форма», то есть они представляют собой единичное целое, а их раздельное рассмотрение возможно только в порядке научной абстракции, для удобства исследования отдельных задач, к примеру, задачи законодательной регламентации. 
Что касается системы принципов уголовного права, то почти все учёные согласны с тем, что она имеет многоуровневую структуру. Но в юридической литературе нет единичного мнения условно количества таковых уровней. 
Так, Г. Б. Виттенберг выделял две группы главных принципов уголовного права: общеправовые принципы, к которым относятся: общественная опасность наказуемого действия, законность, демократизм, интернационализм, гуманизм и специфические для уголовного права принципы: предостережение правонарушений, собственная ответственность лишь виновного, многосторонняя охрана личности, индивидуализация ответственности и наказания, роль общественности в борьбе с преступностью. 
Н. И. Загородников в числе общих принципов именовал демократизм, законность, гуманизм, интернационализм, а в числе особых - всемерную охрану завоеваний трудящихся, принцип собственной и виновной ответственности, роль представителей народа в применении и реализации норм уголовного закона, предупреждение правонарушений, совпадение отрицательной уголовно-правовой и нравственной оценки действий, признаваемых беззаконными. 
Некие творцы разговаривают о существовании 3-х уровней принципов отрасли уголовного права. К примеру, А. В. Наумов выделяет: общие принципы (демократизм, законность, гуманизм, интернационализм). Далее межотраслевые (предостережение правонарушений, индивидуализация ответственности и наказания) и особые (принцип субъективной ответственности). 
В. В. Мальцев подчеркивает, что данная система «должна отражать минимум три уровня принципов: уголовного права, уголовного законодательства, отдельных категорий и институтов уголовного права « законодательства ». 
А. Н. Священников предполагает систему принципов уголовного права, состоящую из 7 уровней: общие уголовно-правовые принципы, межотраслевые принципы уголовного права, уголовно-правовые принципы, принципы между институтов, принципы внутри самого института уголовного права, принципы между нормами уголовного права, принципы норм уголовного права. 
Полагаем правильным считать, что общеправовые принципы не входят в систему принципов отрасли уголовного права, потому что область их распространения - все право в целом. С учетом изложенного можно утверждать, что система принципов отрасли уголовного права состоит из 2-ух уровней: отраслевых принципов, закрепленных в статье 3-7 УК РФ, и принципа институтов уголовного права. Беря во внимание ограниченный размер, не выходя за рамки темы курсовой работы, мы остановимся только на системе отраслевых принципов. 
Далее мы поговорим о видах принципов уголовного законодательства. Принцип законности сформулирован в статье 3 УК РФ: «1. Преступность действия, также его наказуемость и другие уголовно-правовые последствия определяются лишь истинным кодексом. 2. Применение уголовного закона по аналогии не допускается». 
Содержание доли первой данной статьи отражает смысл классической римской формулы: nullum crimen, nullum poena sine lege - нет правонарушения, нет наказания без указания на то в законе. 
Принцип законности обретает отражение в ряде положений Конституции и Уголовного кодекса. Так, в статье 54 Конституции РФ указывается, что «никто не может нести ответственность за действие, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением». 
Из части 3 статьи 15 Конституции РФ следует, что уголовная ответственность может наступить лишь на базе опубликованного уголовного закона, знать о котором граждане имеют возможность, и лишь за действие, которое в момент его совершения предусматривалось уголовным законом. 
Принцип законности значит также, что уголовная ответственность обязана наступать в четком согласовании с работающим законом. Нельзя привлекать к уголовной ответственности за деяния, прямо не предусмотренные уголовным законом. Применение уголовного закона по аналогии, отмененной в 1958 г., ни в коем случае не допускаться. 
Все граждане, следственные органы и суды при определении уголовной ответственности обязаны управляться лишь УК РФ. В вариантах расхождения норм УК РФ и Конституции РФ прямое деяние обязаны иметь положения Конституции РФ. 
Принцип законности значит также, что уголовные законы обязаны соответствовать настоящим социально-политическим и экономическим условиям жизни российского сообщества, т. е. быть социально обусловлены. 
Принцип равенства людей перед законом развивает и конкретизирует положения статьи 19 Конституции РФ, в какой говорится, что все одинаковы перед законом и судом. В статье 4 УК РФ сказано, что «лица, совершившие правонарушения, одинаковы перед законом и подлежат уголовной ответственности независимо от пола, национальности, расы, происхождения, языка, имущественного. И должностного положения, места жительства, отношению к религии, убеждений, принадлежности к общественным обледенениям, также иных обстоятельств». 
В данном случае идет речь о правовом равенстве, но не о фактическом. Другими словами личности, имеющие, к примеру, разное социальное и материальное происхождение, тем более, в одинаковой ступени должны претерпеть меры уголовной ответственности за абсолютные ними правонарушения. 
Сочетание в практической деятельности правоохранительных органов реализации принципов законности и равенства людей перед законом отличительно для правовой страны. Нужно учесть часто выраженную Конституционным судом РФ правовую позицию, сообразно которой общеправовой критерий определенности, ясности, недвусмысленности правовой нормы вытекает из конституционного принципа равенства всех перед законом и судом « части 1 статьи 19 Конституции РФ ». Так как такое равенство, быть может, обеспечено только при условии единообразного понимания и объяснения правовой нормы всеми судьями и депутатами. Неопределенность содержания правовой нормы, против, дозволяет возможности безграничного усмотрения в процессе применения права и ведет к произволу, а означает - к нарушению принципов равенства и главенства закона. 
Обеспечение обычной работы и независимости лиц, занятых политической либо судебной деятельностью, просит создания особенного положения. Нельзя допустить, чтоб по недоверию, либо время от времени по неправильным оговорам судья, либо депутат отстранялся от работы, подвергался процессуальному принуждению, в том числе и аресту. В политической борьбе вероятны разные провокации, пробы хоть каким методом прекратить политическую деятельность того либо другого публичного деятеля, дискредитировать его в глазах сообщества. Потому положение, что без согласия подходящего законодательного органа депутат не может быть, привлечен к уголовной ответственности, полностью обоснованно и обеспечивает депутатам уверенность в способности активно исполнять свои функции в согласовании со своими убеждениями. Также и судья обязаны быть уверены, что они не могут быть арестованы, подвергнуты  допросу, обыску и тому подобному без согласия высших судебных органов. 
Но представляется, что иммунитет депутатов, судей обязан распространяться лишь на их служебную деятельность. Что все-таки касается таковых общеуголовных правонарушений, как убийство, изнасилование и т. п., все граждане самостоятельно от занимаемого положения обязаны привлекаться к ответственности на одинаковых основаниях в согласовании с принципом равенства всех перед законом. 
Принцип, вины, по-другому именуемый принцип субъективного вменения, означает, что уголовная ответственность может наступить лишь при наличии определенного психического дела личности к своим деяниям, носящим характер общественно опасных действий и причиняющим вред интересам личности, сообщества либо государства. 
В статье 5 УК говорится: «1. Личность подлежит уголовной ответственности лишь за те общественно опасные деяния « бездействия » и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина. 2. Беспристрастное вменение, другими словами уголовная ответственность за неповинное причинение ущерба, не допускается''. 
Этот принцип представляется необыкновенно главным. В прошедшем объективное вменение знаменито уголовному праву почти всех государств. Элементы беспристрастного вменения сохраняются и именно в данный момент в британском уголовном праве и в праве ряда развивающихся иностранных стран. 
Случайное причинение ущерба, каким бы веским он ни был, не обязано влечь уголовной ответственности, желая в определенных вариантах, не исключает гражданско-правовой ответственности. 
Неповинное причинение ущерба чаще всего встречается при транспортных правонарушениях. Так, шофер, соблюдавший все правила движения и совершивший наезд на пешехода, допустившего грубую неосмотрительность при переходе улицы, не обязан нести уголовную ответственность, даже если результатом наезда появилась погибель потерпевшего. 
Разные формы вины и их степень влияют на квалификацию правонарушения и на размер наказания. 
Принцип справедливости сформулирован в статье 6 УК: «1. Наказание и другие меры уголовно-правового характера, применяемые к личности, совершившей преступление, обязаны быть правосудными. То есть соответствовать характеру и степени общественной угрозы правонарушения, происшествиям его совершения и личности виновного. 2. Никто не может нести уголовную ответственность дважды заодно и то же преступление». 
Принцип справедливости обязан определять индивидуализацию ответственности и наказания. Применение к различным людям, совершившим однообразные правонарушения, одинакового наказания было бы несправедливым, так же как и применение схожего наказания к идентично характеризующимся личностям, но совершившим различные преступления. 
Принцип справедливости значит, что суд при назначении наказания обязан управляться не чувствами, не ощущением мести, а беспристрастной оценкой как совершенного правонарушения, так и личности виновного. 
Справедливость, с одной стороны, выражается в соразмерности наказания совершенному действию и, с иной стороны, в согласовании наказания личности осужденного, то  есть всем его отрицательным и положительным свойствам и качествам, с тем, чтоб быть способным достичь его исправления. 
Суды, руководствуясь положениями закона, выносят приговор на базе своего правосознания, понимания задач уголовной политики и требований борьбы с преступностью в каждый конкретно-исторический период. Не случайно большинство уголовно-правовых норм имеют относительно-определенные санкции с достаточно широкими разрывами меж ее нижним и верхним пределами. Принцип справедливости получает выражение и в установленных законом санкциях за тот либо другой вид правонарушения. Законодатель, устанавливая санкции, имеет в виду характер публичной угрозы действия, степень причиняемого вреда, распространенность этого действия, типологические черты личности законопреступника. Все личные особенности, как событий совершения конкретного преступления, так и личности виновного обязан учитывать суд при вынесении вердикта. 
Положение о том, что никто не обязан нести ответственность дважды заодно и то же действие, имеет главное практическое значение в вариантах, когда гражданин РФ, совершивший правонарушение за границей и понесший там наказание, оказался в РФ. Его нельзя опять привлечь к ответственности, даже если показалось, что понесенное им наказание очень мягкое не подходит российским законам. 
УК РСФСР 1960 г. предугадывал привлечение к уголовной ответственности лиц, осужденных и отбывших наказание за границей. При всем этом суд мог учитывать это наказание, но мог не учесть. Положение не подходило статье 50 Конституции о том, что «никто не может быть второй раз осужден заодно и то же преступление». В работающем УК РФ данная неувязка решена. 
Принцип гуманизма сформулирован в статье 7 УК, которая гласит: «1. Уголовное законодательство РФ  обеспечивает сохранность жителя нашей планеты. 2. Наказания и другие меры уголовно-правового характера, применяемые к лицам, совершившим правонарушение, не могут иметь собственной целью причинение физических мучений либо унижение человеческого достоинства». 
В данной формулировке отражены две стороны гуманизма: обеспечение безопасности членов сообщества от беззаконных посягательств и обеспечение прав человеку совершившему правонарушение личности. В первом случае установление уголовной ответственности, в отдельных вариантах довольно грозной, обязано оказывать сдерживающее воздействие ни непрочных членов сообщества и предостерегать совершение правонарушения, обеспечивая тем самым охрану сообщества. Иная сторона принципа гуманизма ориентирована на обеспечение прав жителю нашей планеты, преступившему закон и совершившему правонарушение личности. К таким личностям не обязаны применяться пытки и другие действия, умышленно причиняющие физические мучения, что подходит положениям Всеобщей декларации прав жителя нашей планеты, принятой Генеральной. Ассамблеей ООН в 1948 году. 
Гуманизм уголовного права проявляется и в резком сокращении внедрения смертной казни, которая именно в данный момент может назначаться лишь за особо тяжкие правонарушения против жизни « статья 20 Конституции », а в ближнем будущем, в связи с принятием РФ  в Совет Европы, обязана быть отменена. « Именно в данный момент выполнение смертной казни в РФ приостановлено ». Он проявляется в установлении наиболее мягких мер наказания несовершеннолетним, в установлении институтов условного осуждения и условно-досрочного освобождения. Так как целью наказания является исправление законопреступника, но не возмездие за причиненное им зло, достижение данной цели ранее срока, установленного вердиктом суда, превращает последующее отбывание наказания осужденным в бессмысленную жестокость. 
Возможность смягчения наказания по мере исправления осужденного и возможность полного преждевременного освобождения в случае его исправления является главной формой реализации принципа гуманизма и подходит гуманистическим идеям современного сообщества. Проявлением принципа гуманизма в уголовном праве является и институт помилования. Принцип гуманизма и принцип справедливости неразрывно соединены. Уголовное наказание обязано быть и разумным, и правосудным, и отлично оберегать интересы, как отдельной личности, так и всего сообщества в целом. 
Таковым образом, Принципы уголовного законодательства представляют собой совокупность высоконравственных, идеологических и политических требований, адресованных как законодателю, так и судьям и депутатам. 
Общеправовые принципы не входят в систему принципов отрасли уголовного права, потому что область их распространения - все право в целом. Система принципов отрасли уголовного права состоит из 2-ух уровней: отраслевых принципов, закрепленных в статьях 3-7 УК РФ, и принципа институтов уголовного права.

Заключение

В заключение по результатам выполненной мною курсовой работы сформулируем главные выводы. Необходимо разграничивать содержание задач права и закона. В Российском уголовном законодательстве, взыскательно разговаривая, задачки права не раскрываются; величаются только задачки кодекса « часть 1 статья 2 УК РФ » и определяются средства заслуги этих задач « части 2 статьи 2 УК РФ ». 
Целенаправленно зафиксированные в части 1 статьи 2 УК РФ задачи называть задачами уголовного права, но не Уголовного кодекса РФ, а положения части 2 статьи 2 УК РФ считать задачами фактически Уголовного кодекса. В тексте УК РФ конкретно говорится о наличии 2-ух задач уголовного права: охранительной и предупредительной. В то же время в уголовно-правовой науке количество и содержание выделяемых юристами задач « функций » уголовного права различается великим разнообразием. Как и всякая иная ветвь права, уголовное право исполняет две фактически юридические функции: регулятивную и охранительную. 1-ая обусловлена задачей упорядочения публичных отношений, возникающих меж государством и личностью, совершившим правонарушение; 2-ая - задачей охраны более главных объектов. 
Охранительная и регулятивная функции уголовного права есть его фактически юридические функции. Но, вместе с ними уголовное право исполняет и другие функции: предупредительную и воспитательную. 
Принципы уголовного законодательства представляют собой совокупность высоконравственных, идеологических и политических требований, адресованных как законодателю, так и  к личностям, применяющим уголовное законодательство. Общеправовые принципы не входят в систему принципов отрасли уголовного права, потому что область их распространения - все право в целом. Система принципов отрасли уголовного права состоит из 2-ух уровней: отраслевых принципов, закрепленных в статьях 3-7 УК РФ, и принципа институтов уголовного права. 
Рассмотрение вопроса о системе принципов уголовного законодательства обусловлено не совсем только необходимостью наиболее глубочайшего и многостороннего исследования принципов с позиции определения места каждого в системе, да и целью выявления более точного механизма установления соответствия конкретных уголовно-правовых норм требованиям не отдельного принципа, а их совокупности. Принцип законности содержится в том, что преступность действия, также его наказуемость и другие уголовно-правовые последствия определяются лишь уголовным законом, применение которого по аналогии не разрешается. 
Принцип равенства людей перед законом состоит в том, что личности, совершившие правонарушения, одинаковы перед законом и подлежат уголовной ответственности независимо от пола, национальности, расы, происхождения, языка, имущественного и должностного положения, места жительства, отношению к религии, убеждений, принадлежности к публичным соединениям, также иных событий. Принцип субъективного вменения содержится в том, что личность подлежит уголовной ответственности лишь за те общественно опасные действия и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина. В согласовании с принципом справедливости наказание и другие меры уголовно-правового характера, применяемые к личности, совершаемой правонарушение, должны быть правосудными, другими словами определять характер и степень публичной угрозы правонарушения, происшествиям его совершения и личности виновного. Никто не может нести уголовную ответственность дважды заодно и то же преступление. 
Принцип гуманизма выражен в направленности уголовного законодательства на обеспечение сохранности жителя нашей планеты. Наказание и другие меры уголовно-правового характера, применяемые к личности, совершившей правонарушение, не могут иметь собственной целью причинение физических мучений либо унижение человеческого достоинства. 
Говорить можно долго на эту тему однако мы ограничены рамками данной курсовой работы, но целом думаю, нам удалось ответить на главные вопросы поставленные в начале курсовой работы.


Копирайт

Главное меню

Студентам на помощь

Реклама

Обратная связь

Готовый договор

Поиск на сайте

Форма входа

Яндекс.Метрика