Сайт Юриста

Уголовное право-Понятие невменяемости и ее критерии

Введение

В наше время на пути построения в РФ правового государства вырастает интерес к дилемме исследования личности, совершившего правонарушение, в том числе, личности, имеющего отличия в психике. Это обусловлено различными причинами. 
Количество лиц с психическими расстройствами, совершивших правонарушения, раз в год остаётся очень веским и в общей массе законопреступников примерно от 20 до 50-60%.
По данным О.Д. Ситковской, доля лиц, общепризнанных вменяемыми людьми, но имеющих выраженные психические расстройства, посреди всех лиц, отправленных на экспертизу, ещё выше - около 65%. 
Имеются сведения и о том, что, к примеру, в 2006 году каждый 5-ый испытуемый с психическим расстройством, не исключающим вменяемости, и направленный в места лишения свободы, обнаруживал умственную отсталость. Необходимо признать и то, что в наше время фиксируется высочайший рост правонарушений, совершаемых рецидивистами, имеющими психические отличия, и правонарушений, совершаемых несовершеннолетними с расстройствами психики. Соответственно, складывающаяся практика привлечения к уголовной ответственности субъектов с недостатками психического развития просит глубочайшего осмысления. Но в вопросах о разделении компетенции психиатров и юристов при определении вменяемости и невменяемости до сих пор нет единства, что вызвано неимением единичного подхода к пониманию данных категорий. Серьёзную теоретическую и необыкновенно практический спор представляет собой правовые последствия наличия у личности психических расстройств, не исключающих вменяемости. Ситуация ухудшается медлительно и разносторонне складывающейся практикой внедрения принудительных мер мед характера в отношении лиц с психическими расстройствами, не исключающими вменяемости, что вызвано трудностями организационного, методического и практического характера. 
С иной стороны, есть и научные трудности понимания и объяснения категорий "вменяемость", "невменяемость", "ограниченная вменяемость". Не глядя на то, что они обычно находятся в центре внимания представителей науки, указанные категории являются недостаточно разработанными и дискуссионными в теории права, что и порождает не совсем только теоретические, да и практические трудности. Указанные трудности правового регулирования как представляется, вызваны, сначала, недостающим количеством комплексных « в части – сразу - уголовного права и криминологии, психологии и психиатрии, философии и т.д. » научно-теоретических исследований институтов вменяемости, невменяемости и ограниченной вменяемости. До сегодняшнего времени в науке не осмотрены и трудности вменяемости - невменяемости с учётом сравнения этих уголовно-правовых понятий с новеньким административным законодательством. 
В свою очередь, произнесенное значит, что уголовное законодательство в доли регламентации вопрос вменяемости — невменяемости далековато не абсолютно. Потому сохраняется острая необходимость реформирования норм, которая касается невменяемости и уголовной ответственности лиц с психическими расстройствами, не исключающими вменяемости, также введения в закон нормы о вменяемости. 
Исследование вопросов вменяемости, невменяемости и ограниченной вменяемости невероятно выстроить без обращения к работам знаменитых учёных русского и современного периода времени: Т.Б. Дмитриевой, Ю.С. Богомягкова, Р.И. Михеева, И.А. Кудрявцева, Г.В. Назаренко, В.Г. Павлова, А.И. Рарога, В.Б. Первомайского, О.Д. Ситковской, , С.Н. Шишкова B.C. Трахтерова и другие. 
Цель работы - рассмотрение задач о невменяемости через научно-правовой анализ норм, затрагивающих категории вменяемости, невменяемости и уголовной ответственности лиц с психическими расстройствами. 
Данная цель определить необходимость постановки и решения последующих задач: 
- исследование теоретических оснований вменяемости, невменяемости и ограниченной вменяемости; 
- исследование сущности и уголовно-правового значения категорий вменяемости, ограниченной вменяемости и невменяемости, их места в уголовном праве; 
- рассмотрение критериев вменяемости, ограниченной вменяемости и невменяемости; 
- исследование спорных, дискуссионных вопросов в данной сфере; выработка понятий вменяемости, невменяемости и ограниченной вменяемости; 
- проведение анализа имеющейся практики внедрения норм о невменяемости и об уголовной ответственности лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости. Также опросов практических работников по более дискуссионным вопросам вменяемости, невменяемости и ограниченной вменяемости; 
- внесение предложений по совершенствованию иных норм и положений русского уголовного законодательства « к примеру, нормы об общих критериях уголовной ответственности ».

Основная часть

1Глава. Развитие понятия невменяемости

Нам известно что, уголовный закон установил, что субъектом правонарушения, быть может, только вменяемое личность. Вменяемость вместе с достижением установленного возраста выступает в качестве условия уголовной ответственности и является одним из общих признаков субъекта правонарушения. 
Вменяемость « от слова "вменять", в смысле "вменять в вину" » - в широком, общеупотребительном значении этого слова значит, способность нести ответственность перед законом за свои деяния. В уголовном праве данное понятие употребляется в наиболее тесном, особом смысле, как антитеза понятию "невменяемость". Конкретно данным заключительным понятием оперирует уголовный закон. 
Вменяемость – предпосылка к конкретному виду юридической ответственности – уголовной. Она – начальный пункт принципа субъективного вменения, главнейшего принципа уголовного права и уголовной политики. Лишь при наличии вменяемости могут быть поставлены и разрешены вопросы: о субъекте уголовной ответственности и личности законопреступника; о виновности субъекта; степень его вины; наличии самого основания уголовной ответственности – состава преступления 
Вменяемость – т.е. способность быть виновным, ответственным и юридически сознаваться законопреступником. Так как же названная способность «фиксирована» в уголовном законе, она является обязательным юридическим признаком основания уголовной ответственности « состав правонарушения », описывающим субъекта правонарушения. Неимение указанного признака « при невменяемости » исключает основание уголовной ответственности – состав правонарушения, а, следовательно, и наличие самого правонарушения. 
Но все-таки, вопреки сложившемуся воззрению, не всякий страдающий психическим расстройством является невменяемым. Расстройство психики быть может разным по собственной тяжести. Только когда оно достигло таковой ступени, что человек вследствие этого не понимает значения собственных деяний либо не может управлять ними, лишь тогда можно ж считать его невменяемым. 
В российском законодательстве конкретно в 1845 года в Уложении о наказаниях было закреплено понятие невменяемости. Это выгодно отличало наше законодательство от иностранного законодательства. Кодекс Наполеона «1810 года», действовавший в то время, связывал невменяемость лишь с одним признаком - "безумием". Уголовное уложение 1903 года содержало практически современную норму: "Не вменяется в вину беззаконное действие, учиненное личностью, которая, во время его учинения, не могло разуметь характеристики и значение абсолютного либо управлять своими поступками вследствие болезненного расстройства искренней деятельности, либо бессознательного состояния, либо же умственного не развития, происшедшего от телесного изъяна либо болезни". 
Уголовное законодательство после октябрьского периода вплоть до РСФСР 1960 года шло по пути редакционного уточнения данной формулы. В работающем УК бывшая норма о невменяемости, как прошедшая тесты практикой и признанная наукой, подверглась только незначимым изменениям. 
Часть 1 статья 21 УК РФ гласит "Не подлежит уголовной ответственности личность, которая во время совершения общественно опасного действия находилось в состоянии невменяемости. Другими словами не могло обдумывать фактический характер и общественную опасность собственных деяний « бездействия » или управлять ними вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, полоумия либо другого болезненного состояния психики". 
Из этого положения закона можно ж заключить, что вменяемость - это такое состояние психики, при котором человек в момент совершения общественно опасного действия может обдумывать значение собственных деяний и управлять ними и, поэтому способен быть ответственным за свои деяния. 

Что говорится об этом в уголовном праве? 
В науке уголовного права обоснованно считается, что невменяемость относится к числу до конца не изученных задач и во многом дискуссионных. От решения данной трудности зависит понимание целого ряда взаимосвязанных с ней категорий уголовного права, также судебной психиатрии, так как, как указывалось выше, невменяемость относится к числу комплексных проблем и находится на стыке нескольких наук. 
Известно статья 21 УК РФ, невменяемая личность не подлежит уголовной ответственности. Психиатрами отмечается, что невменяемым лицам присущи последующие странности: 
а » наличие бредовых идей и галлюцинаций во время совершения убийств либо иных посягательств на человека «скорее всего при шизофрении »; 
б » неспособность понять фактический нрав и социальную опасность собственных деяний при совершении посягательств на чужое имущество и публичный порядок « недомыслие, присущее олигофренам »; 
в » веское ослабление контроля над своими инстинктами, чаще всего сексуальными желаниями, что ведет к совершению насильственных деяний сексуального характера и безнравственным деяниям в отношении несовершеннолетних; 
г » аффективные нарушения в виде эмоциональной тупости, обычной для шизофрении. Сходственное состояние обуславливает совершение посягательств на личность, а так же нарушение общественного порядка; 
д » подлинное неимение мотивов в состоянии нарушенного сознания « сумеречное сознание, патологическое опьянение » при совершении импульсивных общественно опасных деяний против личности. 
Вместе с этим, исследователи проблем невменяемости « как юристы, так и представители медицины » склоняются к общему мнению о том, что "при всей несомненности того, что психические аномалии могут иметь криминологическое значение, они не выступают предпосылкой беззаконного поведения", и что "прямой зависимости меж характером криминального акта и необыкновенностями психопатической структуры личности нет". 
Проведенные современные исследования по отношению к понятию "невменяемость", его содержания и критериев ещё раз подтвердило, что оно является дискуссионной и до конца не решённой проблемой. В науке утверждается, скажем, что "невменяемость существует противоположное понятие вменяемости, которое по отношению вменяемости приведено в уголовном законе". Но данное представление, как мы полагаем, ложно. При изложении вопросов, посвященных вменяемости, в моей курсовой работе показано, что вменяемость не является антиподом невменяемости, и что эти понятия зеркальным отражением друг другу не являются. 
Наиболее истинным представляется последующее определение невменяемости: "...невменяемость - это психическое состояние личности, содержащееся в неспособности отдавать себе отчет в собственных деяниях. В  Бездействии « обдумывать фактический нрав и общественную опасность действия » или управлять ними в момент их совершения вследствие болезненного состояния психики либо полоумия, результатом которой является освобождение от уголовной ответственности и наказания с возможностью внедрения по решению суда принудительных мер мед характера". 
Совместно с тем, в литературе ранее отмечались неточности данного определения. Так, Н.В. Артеменко считает, что: 
- наиболее правильным является употребление выражения "не в момент", а "во время" совершения общественно опасного действия, потому что имеется достаточное количество правонарушений, совершение которых не происходит мгновенно, а происходит в течение определённого периода времени; 
- невменяемость не является одним из предусмотренных уголовным законом оснований освобождения от уголовной ответственности, она её исключает. 
Необходимо отметить, что теория уголовного права и практика обычно считают, что невменяемость конкретно исключает уголовную ответственность. Невменяемых лиц  "нельзя обвинить либо, по последней мере, нельзя осудить", ведь они "обнаруживают злобную волю", ведь "намерение вредить, мнимая злобная воля, которая у них так ярко выражена, вправду есть нечто злобное само в себе, но злобного намерения у них не существует". Уголовный кодекс РФ связывает возможность освобождения от уголовной ответственности с пришествием каких-то юридически означаемых фактов « примирение с потерпевшим, изменение обстановки, истечение сроков давности и другие. »Факт совершения общественно опасного действия под действием неправильных представлений о реальности обязан расцениваться как исключающий уголовную ответственность вначале. 
Не считая данных неточностей вышеприведённого определения можно ж отметить вот что: 
- словосочетание "отдавать себе отчет в собственных деяниях « бездействии » " отличительно для нынче не работающего уголовного законодательства. Наиболее абсолютной представляется фраза "осознавать фактический характер и общественную опасность собственных деяний « бездействия » ", закрепленная именно в данный момент в законе; 
- невменяемость - это не психическое состояние личности, содержащееся в предопределенной неспособности. Определения "психическое состояние", "состояние психики", "состояние психического расстройства" - мед и отождествлять их с юридическим понятием "невменяемость" нельзя. 
Мнение о том, что пробы отождествления невменяемости с особенным психическим состоянием ложны, прозвучало в научной литературе уже издавна. Но необходимо отметить, что некие современные исследователи все-таки без каких-то оговорок вполне воспринимают предложенное выше определение невменяемости как психического состояния, утверждая при всем этом, что невменяемость - понятие не медицинское, не психиатрическое, а юридическое. Это отличительно для представителей мед науки; для них такое определение приемлемо.  
Г.В. Назаренко, считая, что полностью правомерно существование 2-ух понятий - состояния невменяемости и невменяемости, провёл разделение меж ними. По его воззрению, если состояние невменяемости значит бытие психической болезни, полоумия либо другого болезненного состояния « онтологический уровень категории "невменяемость" », то на гносеологическом уровне это понятие является характеристикой патологического состояния психики, закрепленной в законе''. Такое понимание понятий "состояние невменяемости" и "невменяемость", по воззрению автора, дозволит недопустить их смешения. Вправду, проведённое разделение дозволяет разъяснить, в котором разрезе понимаются данные понятия в работающей редакции статья 21 УК РФ. 
Прямой связи меж невменяемостью и виной нет, и невменяемость не значит невиновность личности. На это показывает и Г.В. Назаренко: "...невменяемость исключает не вину, а проставление содеянного поступка в вину, другими словами вменение как таковое. Таковым образом, сущность невменяемости содержится в не объявлении в вину общественно опасного действия личности, причинившему уголовно-правовой вред в состоянии психического расстройства либо полоумия, достигшего определённой ступени, а категория "невменяемость" служит средством изъятия таковых лиц из числа уголовно-ответственных субъектов". Автор считает нужным внедрение формулировки "не вменяется в вину деяние" замес-то имеющейся именно в данный момент "не подлежит уголовной ответственности", считая, что современная редакция отвечает традиционному представлению о том, что невменяемость исключает вменение содеянного в вину, в силу чего же невменяемое личность не подлежит уголовной ответственности. 
Совместно с тем, считаем, что правовым последствием невменяемости будет то, что невменяемое личность не подлежит уголовной ответственности, что не соединено с постановкой ему в вину общественно опасного действия. Процессуально постановкой в вину называется процедурой предъявления личности нарекания. Отталкиваясь от необыкновенностей расследования уголовных дел о общественно опасных деяниях, абсолютных невменяемыми лицами, на начальном шаге следствия таковым личностям все-таки предъявляется первоначальное нарекание и только после чего назначается и проводится экспертиза его психического состояния. Только установив, что во время совершения общественно опасного действия личность была невменяемой, орган следствия и дальше суд принимают решение о том, что личность уголовной ответственности не подлежит « невзирая на то, что нарекание на тот момент теснее предъявлено, другими словами содеянное точнее ранее поставлено в вину ». Считаем, что прямой связи меж постановкой либо не постановкой содеянного в вину и результатом невменяемости, его правовым последствием нет. Полагаем, что наиболее главным в уголовном законе отразить конкретно правовое последствие невменяемости, состоящее в том, что невменяемый не подлежит уголовной ответственности, как итоговый вывод правоохранительных органов по уголовному делу в отношении конкретной личности. 

Что входит в компетенцию эксперта при решении вопросов вменяемости-невменяемости?

Комплексная неувязка невменяемости не может быть, решена удачно без поддержки судебных экспертов. Но тут возникает масса вопросов о пределах компетенции юристов и экспертов, об их содействии при определении невменяемости. 
Высказана точка зрения о том, что заключение специалистов о вменяемости-невменяемости не является вторжением в права судьи, потому что нужные для этого происшествия и факты познаны наукой при помощи психиатрических приемов. 
В вопросе о том, что непосредственно обязаны устанавливать специалисты при проведении экспертизы, целый ряд учёных убеждены, что "функции психиатра-эксперта ограничиваются тут дачей заключения, подходящего его проф. познаниям, - о состоянии психики личности во время совершения действия...", другое значило бы выход его за границы собственной компетенции. 
С учётом вышеизложенного понимания невменяемости как юридической категории, полагаем, что его установление входит в компетенцию юристов, а конкретно - органов следствия и суда. В связи с этим, в заключение экспертизы, подходящим требованием статьи 25 Федерального закона "О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ" от 31 мая 2001 года, эксперт не обязан делать вывод о невменяемости. Установив наличие психического расстройства, которое лишало личность возможности обдумывать фактический характер и общественную опасность собственных деяний « бездействия » или управлять ними, он обязан советовать признать личность невменяемым. В практической деятельности данной курсовой работы мы встречаемся с  вариантами, когда в заключение экспертизы однозначно указывалось на то, что данное личность экспертами признается вменяемым лицом либо невменяемым. Достаточно нередко в заключениях экспертах употребляется некорректная « с нашей точки зрения » формулировка, предложенная в статье 21 УК РФ, о том, что личность "находилось в состоянии невменяемости". Об этом свидетельствуют и результаты анкетирования, проведённого посреди практических работников правоохранительных органов. Так, например, до 90% следователей прокуратуры Рязанской области сталкиваются с ситуациями « и, кстати, разговаривая, согласны с ними », когда вывод о наличии вменяемости либо невменяемости личности делается врачами-психиатрами, а суд, просто, соглашается с ними. 
Примечателен факт, что такое положение вещей полностью устраивает юристов - следователей, назначавших и проводивших психиатрическую экспертизу, и дальше суд. Практические труженики часто забывают о том, что заключение психиатрической экспертизы - это подтверждение, которое подлежит оценке в совокупности с другими добытыми подтверждениями. Получив заключение экспертизы, труженик правоохранительного органа обязан оценить его в совокупность с иными подтверждениями по делу и только позже сам обязан принять решение о том, было ли исследуемая личность вменяемая либо невменяемая. 
Как считает С.Н. Шишков, эксперт обязан отдать заключение условно каких-либо фактических событий, но "никак не "рекомендации" по вопросам, входящим в компетенцию следователя и суда". Автор отмечает также что "термины "вменяемость" и "невменяемость" в экспертном заключении... находиться не должны". Эта самая позиция, как отмечает С.Н. Шишков, дозволяет специалистам оставаться в пределах собственных особых знаний. 
В данном вопросе мы полностью согласны с Ю.С. Богомягкова о том, что "эксперты не обязаны констатировать невменяемость, потому что они не компетентны, устанавливать факт совершения общественно опасного действия данной личностью и др. юридические признаки невменяемости. Лишь суд, оценив все подтверждения... и установив все юридически означаемые происшествия по делу, имеет законные основания сделать вывод о невменяемости, который до вынесения определения судом лишь предполагается". 
Таковым образом, наше воззрение в данном вопросе сводится к последующему: в заключение экспертизы не обязано быть императивно указано, была ли личность вменяемой либо невменяемой во время совершения действия. Эксперт обязан установить наличие мед аспекта невменяемости « болезни » и юридического « как она повлияла на способность обдумывать и управлять ».

2 Глава. Критерии невменяемости

Что входит в понятие критериев невменяемости? 
Как известно, критерий невменяемости является одним из оснований для освобождения от уголовной ответственности лиц, совершивших правонарушение, а, следовательно, может быть применен в качестве собственного рода «лазейки» для законопреступников с целью не допустить законного наказания. Таковым образом, считаем нужным, осмотреть все стороны невменяемости, их необыкновенности для последующего избегания сходственного рода преступлений. 
Итак, под невменяемостью понимается такое психическое состояние личности, при котором он в момент совершения общественно-опасного действия не был способен обдумывать фактический характер и общественную опасность собственных деяний « бездействия » и управлять ними. 
Факт невменяемого состояния личности на момент совершения правонарушения исключает возможность вменения ему совершённого им деяния « бездействия », как преступления. 
Как уже ранее отмечалось, в законодательстве содержится определение понятия невменяемости: «Не подлежит уголовной ответственности личность, которая во время совершения общественно-опасного действия находилось в состоянии невменяемости, другими словами не могло обдумывать фактический характер и общественную опасность собственных деяний « бездействия » или управлять ними вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, либо другого болезненного состояния психики». 
Раскрывая понятие невменяемости, наука уголовного права пользуется 2-мя аспектами, совокупность которых и описывает это состояние: мед « биологическим » и юридическим « психологическим ». 

Существуют и медицинские (биологические) критерии невменяемости.

Уголовный кодекс РФ в работающей редакции сохранил формулировку медицинского  аспекта невменяемости, состоящего из 4 видов психических расстройств: хронического психического расстройства, временного психического расстройства, полоумия, другого болезненного состояния психики. Указывая на четыре группы психических расстройств, законодатель, явно, имел намерение показать, что ступень и нрав психических расстройств могут быть разными. 
Но трудно назвать данную формулировку мед критерия невменяемости успешной. По нашему принципу, разделение психических расстройств по группам не содействует ни совершенствованию нормы уголовного закона, не созданию для специалистов каких-то чётких критериев при определении медицинского аспекта невменяемости. В литературе уже были высказаны взгляды о том, что список всех видов расстройств в данной статье 21 УК РФ является "архитектурным излишеством", и о том, что "в статье  20, 21 и 22 УК необходимо применять единственный термин "психическое расстройство". 
Разделение психических расстройств на четыре группы является излишне, необходимости в этом нет. Действующее законодательство « например Закон РФ "О психиатрической поддержки и гарантиях прав людей при ее оказании" Гражданский кодекс РФ ». Содержит понятие "психическое расстройство", не деля его на группы. 
Формулировка "психическое расстройство", нужная, с нашей точки зрения, в формуле статьи 21 УК РФ, самостоятельна как медицинский критерий невменяемости, полностью обхватывает весь диапазон болезней, способных быть сиим аспектом. Для этого абсолютно не требуется именовать какие-то конкретные виды психических расстройств - ни те, которые есть сейчас в формулировке невменяемости в законе, ни какие-либо иные. 
Исследование показало, что мнения одних и тех же авторов, взятых в динамике, являются прямо противоположными. Например, Г.В. Назаренко своё дипломное исследование предназначил обоснованию необходимости исключения списка, разных форм психических расстройств в мед критерия невменяемости с изложением доводов в выгоду этого. Но им, же позднее отстаивается противоположная точка зрения о том, что "...упрощение мед критерия способно на практике привести к отрицательным результатам. И стирание границ меж хроническими, временными и другими расстройствами психики дает возможность привлечь наиболее широкий круг лиц за счёт недифференцированного подхода к расстройствам психической деятельности в экспертной практике. Не считая того, неимение чётких мед критериев, которые могут служить ориентирами для судебной практики, лишает суд способности отдать квалифицированную оценку экспертному заключению и вынести обоснованное определение о невменяемости". 
По нашему мнению, данные опаски создателя данных предположений несколько преувеличены. Сам факт наличия 4 видов расстройств не воссоздает точных критериев для отграничения одних видов болезней от иных - это вероятно только в случае глубочайших поражений психики, а в спорных вариантах это не играет роли. Полагаем, что это также не может влиять на судебную оценку и на увеличение круга лиц испытуемых. 
Совместно с тем, результаты анкетирования практических тружеников благодаря чему вопросу не дозволили выявить чёткую позицию судей - серьёзного перевеса не получила ни та, ни противоположная позиция. При всем этом, немногим наиболее половины прокурорских тружеников - 53,2% - считают нужным применять термин "психическое расстройство"; посреди тружеников психиатрических учреждений приверженцев такового решения вопроса меньшинство - их 44,1% от общего количества опрошенных. 
Не считая этого, считаем, что и само отнесение психической болезни к тому либо иному виду довольно условно. Оно может интересовать специалистов для обрисовки медицинской свойства болезни, но для юристов абсолютно не играет никакой роли. "Распределение" болезней по указанным в статье 21 УК РФ видам психических расстройств « хроническое, временное, полоумие, другое » безусловно, не влияет на решение вопроса о признании личности невменяемым, и такое разделение представляется лишенным всякого смысла. 
Бесспорно, в определении мед критерия невменяемости непременно обязан предполагаться больной характер расстройства психики, потому что лишь они могут образовывать мед критерий невменяемости. Все не болезненные расстройства психики « ними Ю.С. Богомягков именует глубокую ступень физиологического опьянения, психофизическое недоразвитие несовершеннолетних, физиологический аффект, состояние нервно-психических нагрузок, возникающих в ситуации "человек-машина", глухонемота и др. физическое недочеты. И некие иные состояния, если они не повлекли патологических конфигураций в психике » не могут быть отнесены к медицинскому критерию невменяемости, но непременно обязаны быть учтены при назначении наказания. С.Н. Шишков, подчеркивая больной характер расстройства психики, в собственных наиболее ранних работах о невменяемости предлагал в качестве названия мед критерия невменяемости применять определения "психическая болезнь либо другое болезненное состояние". Как указывалось, свое мнение об этом высказывал ещё В.Х. Кандинский, утверждая, что "не болезненные расстройства искренней деятельности не обязаны у нас исключать вменяемость, исключают ее лишь искренние расстройства болезненные". 
Так как наличие 1-го из предусмотренных уголовным законом психических болезней является только одной стороной невменяемости, отражающей только один из критериев невменяемости - мед, личность может быть признано вменяемым и при наличии психического расстройства. Если при всем этом оно не утратило возможности обдумывать фактический характер и общественную опасность собственных деяний « бездействия » или управлять ними. Следовательно, мед аспект вменяемости, кроме полного психического здоровья, могут дополнять также и хроническое психическое расстройство, и временное психическое расстройство, и полоумие, и хоть какое другое болезненное состояние психики. На это прямо показывает B.C. Трахтеров, отмечая, что вменяемость может находиться при наличии, хоть какого из видов психических расстройств, перечисленных в законе. 
В связи с этим, налицо антиномия, состоящая в том, что мед критерий в его теперешнем понимании и может, не быть признаком, отличающим вменяемость от невменяемости, что представляется неким авторам как нарушение положений формальной логики. Потому, отграничение невменяемости от вменяемости по мед критерию редко бывает возможным. Процесс отграничения данных категорий постоянно обязан опираться на рассмотрение каждого из критериев. 

Далее поговорим о юридическом (психологическом) критерии невменяемости.
Отмечая значимость юридического критерия невменяемости, Н.С. Таганцев писал, что "только благодаря этому аспекту на суде может установиться обоюдное понимание экспертов и юристов". 
В.П. Сербский указывал, что "душевное расстройство имеет значение для судьи не как болезнь, как явление, исключающее ответственность. Не поэтому человек становится невменяемым, что он болен, а поэтому, что болезнь лишает его свободы суждения и свободы выбора того либо иного вида действия". 
Психологами правильно отмечается ошибочность подхода, сообразно которому решающая роль в определении невменяемости отводится мед критерию по схеме "диагноз - вывод о вменяемости-невменяемости". Обычно, при всем этом минуется рассмотрение психологического аспекта. Полагаем, что полностью обоснованы опаски в том, что выявленной мед симптоматики « которая, часто проводится на день обследования, но не ретроспективно » недостаточно, чтоб судить о вменяемости - невменяемости на момент действия. 
К изъянам подготовительного следствия необходимо отнести то, что следователи часто в отношении оговариваемых назначают проведение судебных психиатрических экспертиз, полагая, что для исследования вменяемости субъекта полностью довольно познаний психиатров. В итоге исследования лиц проводятся не постоянно много, а заключения таковых экспертиз акцентируют внимание на установление наличия либо неимения психического отклонения, что очевидно недостаточно. 
Выход из данной ситуации видится в необходимости внедрения психологических познаний при определении невменяемости, которые необыкновенно необходимы при определении психологического критерия невменяемости. 
По данным Т.Б. Дмитриевой, процент, отражающий характеристики проведения комплексных экспертиз по отдельным субъектам Федерации, невелик, а "на 16 территориях комплексные экспертизы вообще не проводились, на 20 их число не превысило 10%". Не считая того, по нашему мнению, это главное в нюансе трудности отграничения невменяемости и ограниченной вменяемости. Так как при решении вопроса о полной либо неполной мере возможности обдумывать фактические происшествия и социальную значимость собственного поведения или управлять им, "без особых знаний в области психологии не обойтись, а означает, будет нужно проведение комплексной психолого-психиатрической экспертизы". 
В связи с изложенным мнением, считаем, что воззрение о решающей роли юридического « психологического » аспекта при определении вменяемости-невменяемости полностью обоснованно. Меж тем, встречаются и другие точки зрения, по этому вопросу. Так, И.А. Кудрявцев считает, что при определении мед критерия определяющая роль принадлежит эксперту-психиатру, а при определении юридического аспекта роли эксперта-психиатра и эксперта-психолога паритетные - "в компетенцию первого входит предпочтительно разделение состояний способности и невозможности обдумывать фактический характер и общественную опасность собственных деяний, то есть состояний вменяемости-невменяемости. В компетенцию второго - дифференцирование полной и ограниченной регуляции поведения". 
Наше мнение сводится к тому, что мед критерий, который в науке уголовного права также называется "психиатрическим", и обязан устанавливаться экспертами-психиатрами, но не юристами. Юридический же аспект невменяемости при проведении экспертизы обязан устанавливаться общо и психиатром, и психологом, а дальше анализироваться органом следствия и судом вместе со всеми собранными материалами уголовного дела. 
Нынче работающий уголовный закон отказался от словосочетания "не мог отдавать себе отчет в собственных деяниях « бездействии » и управлять ими". Данная фраза заменена новейшей о том, что личность" не могла обдумывать фактический характер и общественную опасность собственных деяний « бездействия » или управлять ими". Полагаем, 2-ая фраза по сопоставлению с первой наиболее успешна и корректна, так как отражает наиболее точно социальную сторону совершаемого действия и его юридическую значимость. Словосочетание "не могло отдавать отчет" наименее понятно и непосредственно; не точно, какой отчет необходимо отдавать и в чем непосредственно. 
Уровень сознания, учитываемый при решении вопроса о вменяемости-невменяемости, применительно к характеристике интеллектуального « когнитивного » признака юридического критерия, можно ж установить при помощи теории понимания, разработанной на высочайшем уровне психологами и философами. С позиции данной теории имеется четыре уровня понимания: 
- способность к осмысленному восприятию наружной стороны юридически означаемых явлений «место, время, последовательность событий и другие». 
- осознание того, что практически совершает субъект, в данный момент времени; 
- осознание общественного значения юридически означаемых явлений; 
- личностный смысл юридически означаемых событий на уровне их соц. значений. 
Указывается, что для вывода о возможности обдумывать фактический характер и общественную опасность собственных деяний нужно, чтоб все приведённые уровни понимания оставались сохранными, в то время как для обратного вывода довольно выявить поражение на любом из данных уровнях. 
Отталкиваясь от терминов  "осознавать" и "понимать" соц. значение юридически означаемых явлений высказано, что эти определения употребляются как равнозначные. С.Н. Шишков предложил даже применять словосочетание о возможности разуметь значение собственных деяний « бездействия » в собственной редакции статья 21 УК РФ. 
При исследовании интеллектуального « когнитивного » признака юридического «психологического » аспекта необходимо отметить, что в наше время в уголовном праве продолжает бытовать обветшавшая концепция интеллектуализма, сообразно которой сознание вполне "управляет" нашими действиями. На принятие субъектом того либо другого решения оказывают мощное действие такие причины, как его эмоциональное состояние в данный момент времени, бессознательные желания, установки, социальные причины, повадки и даже принадлежность к той либо другой национальности, либо проживание в том, либо ином регионе. Нужно учесть данные происшествия при определении невменяемости личности взамен однозначному подходу концепции интеллектуализма. 
Нужно отметить, что сейчас прозвучала также мысль о том, что ряд психических расстройств нельзя сравнить с вменяемостью, так как нет возможности дать чёткую характеристику экспертных исследований. Опыт указывает, что признание вменяемыми лиц, страдающих этими расстройствами, и наложение на их наказания « необыкновенно лишение свободы » ведет к обострению болезни, чреватому опасностью здоровью самого больного и сохранности окружающих. 
Делается последующий вывод: личность признается невменяемым не потому, что есть четкие признаки расстройств, а поэтому, что считается нецелесообразным отбывание наказания той либо другой личности с болезнью в тюрьмах и колониях. Учёным С.Н. Шишковым поднят главный вопрос зависимости решения о невменяемости от каких-то критерий, имеющихся в государстве - невозможность проводить подходящее исцеление, ненадлежащие условия отбывания наказания, либо недочет финансирования пенитенциарных учреждений. В реальности же, по нашему мнению, признание личности невменяемой либо вменяемой не обязано зависеть от данных обстоятельств. Сходственная практика грубо нарушает права жителя нашей планеты, который ставится в зависимость признания невменяемым лицом с последующими правовыми последствиями этого решения от вышеуказанных событий. Это также не содействует действенному исполнению правоохранительными органами задач, поставленных перед ними в данной области. 
Таковым образом, видно, что тут суждение о вменяемости-невменяемости личности может определяться не столько их аспектами, сколько практическими суждениями. Такое положение вещей также наделяет судебного психиатра возможностями по определению судьбы уголовного дела, характера правовых последствий в отношении исследованного ними личности, другими словами, практически, возможностями судьи.

Заключение

Итак, осмотрев вопрос о вменяемости и невменяемости личности, необходимо отметить, что задача разделения лиц, совершивших правонарушение, по признаку невменяемости до сих пор остается неразрешенной. К раскаянию и по этот день, законопреступники имеют возможность воспользоваться «лазейкой» в законодательстве, избегая уголовной ответственности. Ну и, по моему мнению, просто невероятно вполне разрешить эту задачу, ведь до конца узнать даже биологическую структуру жителя нашей планеты не удалось и на данный момент, а психика вообще находится за границами нашего понимания. И твердый и грозный уголовный закон просто не способен установить рамки по отнесению жителей нашей планеты к той либо другой категории лиц по критерию вменяемости. 
Новая для уголовного закона личность, именуемая «ограниченно вменяемой» не добавило ясности в данный вопрос. Необходимо отметить, что уголовное законодательство движется в подходящем направлении, делая закон наиболее эластичным и наименее категоричным, выделяя новейшую категорию отчасти вменяемых лиц. И вроде бы это ни смотрелось со стороны, автор  склонен присоединиться к словам Плевако Ф.Н.: «Правильней помиловать 10 виновных, чем наказать 1-го невиновного». Ведь одним из основополагающих принципов общего права является принцип гуманности. Вопрос о вменяемости остается открытым, и необходимо уповать только на высшую квалификацию докторов – экспертов, выносящих то либо другое решение, ведь часто конкретно им приходится решать судьбы жителей нашей Родины. 
Опираясь на содержание данной курсовой работы, можно ж сделать последующий вывод, что, цели и задачи, поставленные во внедрении, по моему мнению, вполне достигнуты. Так как, проанализировав материалы, освещая как теорию, так и практику по данному вопросу, все же удалось раскрыть изучаемое понятие, указав на его мощные и слабенькие стороны как исходя из убеждений уголовного закона, так и судебно – мед объяснения, но тема данного исследования, явно, веско шире представленного размера курсовой работы. 
Обоснованием уголовной ответственности, может быть понимание свободы воли, основанное на том, что существует свобода от наружных критерий и зависимость жителя нашей, Родины от его внутренних, субъективных свойств. Великое значение в выборе человеком того либо другого варианта поведения имеют его опыт, ум, совесть, также неосознанные мотивы. В этом смысле поведение личности определено необыкновенностями его внутреннего мира, в этом смысле он несвободен и его воля несвободна, но несвободен человек в данном случае от самого себя, но не от наружных действий. 
В вопросе о соотношении понятий "психическое здоровье", "норма",  "психическая аномалия" "патология" нужно исходить из того, что аномалия это отклонение от некоторой средней величины « нормы », которое способно нарушить баланс, но не переходящее границы патологии. Принимая такое понимание соотношения нормы, аномалии и патологии, считаем необходимым, увидеть, что, так как аномалия является отклонением от нормы, способным создать дисбаланс, её нужно осматривать, как и патологию, противоположностью нормы. 
Такое понимание аномалии психики личности является начальным разделом в теоретическом обосновании невменяемости.
В приложении «А» описана современная судебная практика установления невменяемости в районных судах.


Копирайт

Главное меню

Студентам на помощь

Реклама

Обратная связь

Готовый договор

Поиск на сайте

Форма входа

Яндекс.Метрика