Сайт Юриста

Налоговые преступления

Введение
Наш новейший Уголовный кодекс Российской Федерации 1996 г., начал действовать с 1 января 1997 г., именно тогда и появилась отдельная глава посвященная преступлениям в сфере экономической деятельности.
Проблемы уголовной ответственности за названные преступления, включая налоговые, представляются более сложными как для ученых-юристов, так же и для людей которые следят за правильностью применения законов. В связи с этим тема, избранная для написания моей Куросавой работы, является очень важной и требует детальное рассмотрение.
Важные причины и многие условия возникновения налоговой преступности сильно отличаются от обще уголовных преступлений. Данные причины можно разделить  на правовые причины, экономические и ещё нравственно-психологические.
Возникновение современной налоговой преступности, прежде всего, определяется изменениями в экономической жизни страны, появлением и развитием рыночных отношений. С увеличением числа предприятий, основывающихся на частной форме собственности, появилось определенное противоречие между государственными интересами  и общественными, с единственной стороны,  и новоиспеченными собственниками, с другой.
На данный момент налоги являются главным источником бюджетных накоплений в нашем государстве. Постоянное умножение расходов, вызванное объективными различными причинами, в данной ситуации государство вынуждено повысить уровень налогообложения. При этом налоговая политика почти никак не учитывает то обстоятельство, что очень многие отечественных предприятия используют устаревшие технологии, практически изношенное оборудование,  испытывают острую нехватку оборотных средств и порой даже не могут сбыть свою неконкурентоспособную продукцию как на внутреннем, а парой даже и на внешнем рынке. Все это приводит к возникновению взаимных неплатежей и зачастую приводит к снижению возможностей предприятий уплачивать непомерно высокие налоги. А тем временем даже экономически благополучные предприятия, среди которых выделяются торгово-закупочные, посреднические, очень часто уклоняются от уплаты налогов.
Главной причиной налоговой преступности, однако, является нравственно-психологическое состояние российских налогоплательщиков, характеризующееся негативным отношением к существующей налоговой системе, обусловлено низким уровнем правовой культуры, а также мотивом является личная выгода.
Уникальный опрос, который был проведён среди руководителей крупных предприятий разных форм собственности, выявил, что неэффективной российскую систему налогообложения признают наиболее 75% среди опрошенных руководителей. Возле 80% руководителей считают, что налоговая система на сегодняшний день никак не способствует выходу из экономического кризиса и во многом препятствует формированию рынка.
Большую роль в негативном отношении российских предпринимателей к налоговой системе в большей степени объясняется очень маленьким уровнем их правовой культуры. Отсутствие должного правового воспитания и в первую очередь обуславливается тем, что отечественная налоговая система в более либо менее цивилизованном виде была создана лишь только в конце 1991 г., тогда как во многих зарубежных странах институт налогообложения плодотворно работает уже многие десятки лет. В этих странах те лица, которые уклоняются от уплаты налогов, незамедлительно наказываются государством и обществом.  Однако в нашем государстве опрос российских граждан находящихся в разных слоях общества показал, что 60% из числа опрошенных отрицают свою принадлежность к налогоплательщикам.
Руководитель ФСНП России С.Н. Алмазов в этой связи отмечал: “... основная моральная причина налоговой преступности заключается в качественном изменении состава налогоплательщиков при переходе к рыночным отношениям. Большинство из них стали собственниками. Соответственно так же изменилось отношение к уплате налогов. Допустим, до этого государству перечислялись государственные же средства, то теперь каждый отдает как бы “своё”. С единственной стороны, это хорошо - хозяйственники считают каждый рубль и очень внимательно относятся к его трате, а с другой стороны – хорошо виден всплеск налоговой преступности. Большая часть налогоплательщиков, еще не осознала тот факт, что добровольная, полная уплата налогов, “возвратится” к ним в виде повышения зарплаты, создания новых рабочих мест и наконец, решения социальных проблем”.
Решающим фактором в нравственно - психологическом аспекте, является, безусловно, мотив личной наживы. Лица, совершившие налоговые преступления, в большинстве своем алчные и жадные, стремящиеся к личному обогащению, невзирая на законы налогообложения в России. И уклонение от налогов является для них одной из задач.
Однако характерен тот факт, что  не все налоговые преступления происходят с одной лишь выгодой для налогоплательщика. Многие руководители предприятий скрывали некоторые средства для дальнейшего развития производства, выплаты заработной платы и даже для погашения кредитов. В данном случае наблюдается, другая личная заинтересованность это желание руководителя который стремится к улучшению финансового состояния своего предприятия.
В данной курсовой работе мы попробуем разобраться в процессах, которые происходят в Российском налоговом законодательстве. А так же мы попробуем как можно подробнее разобраться в налоговых преступлениях, которые очень часто происходят в России. Данные преступления очень подробно описаны в ст. 198, а так же в ст. 199 УК РФ 1996 г. И главным образом данные статьи были изменены 25  июня 1998 года.
Основная часть

1.Глава. Налоговые преступления в структуре современной преступности России

Как указывалось, финансово-экономическая система РФ построена так, что великая часть ее бюджета формируется за счет налогов. Это изъясняет рвение страны и его органов к увеличению налоговых поступлений и обеспечению их наибольшей собираемости. Но смонтировать налоги в полном объеме пока не удается. В 8 грам., по официальной статистике, собираемость налогов в РФ составила 72%, в 1999 г. — 80%. Министерство РФ по налогам и сборам « МНС » ставит впереди себя задачку добиться по собираемости логов среднеевропейского уровня, который сочиняет 85%50. Практически же, по оценкам разных профессионалов, в итоге уклонения от уплаты налогов правительство раз в год недополучает наиболее 51% причитающихся к уплате налоговых платежей. 
Теперешняя экономика РФ построена так, что великая часть зарабатываемых бизнесменами и гражданами средств подлежит перечислению в бюджет в качестве налоговых платежей. Сообразно бюджету 2002 г. и НК РФ, каждый отечественный производитель в среднем бережёт у себя 7 копеек с заработанного рубля при условии оплаты им всех налоговых платежей и страховых взносов. Каждое физическое личико из 1-го рубля собственной заработной платы получает за минимумом прямых налогов на заработную плату лишь 51,4 копейки. А если учитывать всю сумму налогов, которые оплачивает его работодатель, то настоящая сумма заработной платы труженика будет еще ниже. 
Таковая налоговая политика ведет к тому, что поставленные в нестерпимые налоговые условия предприниматели и граждане устремляются вывести вескую часть собственных средств из-под налогового пресса. Следствием этого является их уход в «теневую», т. е. полную неналоговую, сферу. Расчеты «черным налом», общее укрывательство собственных заработков и имущества от налогообложения и т. д. и т. п. 
Именно в данный момент сокрытие заработков и уклонение от уплаты налогов в РФ стало массовым явлением. Занижение заработка и других объектов налогообложения, завышение стоимости реализованной продукции, ликвидированные документов, «двойная бухгалтерия», когда в разных банках раскрывается несколько расчетных счетов, о которых не сообщается в налоговые органы, утаивание передачи имущества в аренду — все это из арсенала тех, кто пробует не допустить уплаты налогов. Создаются параллельные коммерческие структуры, дочерние компании, подставные компании. Неиссякаемый источник «теневых» средств — ведение финансово-хозяйственной деятельности без регистрации в налоговых органах, также внедрение липовых реквизитов и печатей либо без представления отчетных балансов в Государственную налоговую инспекцию. 
Именно в данный момент, сообразно исследованию «Теневые экономики: размеры, предпосылки роста и следствия», проведенному Фредериком Шнайдером и Домиником Эрнста, «теневой» сектор есть фактически в хоть какой стране. По их данным, его самый маленький уровень 8,1% от валового внутреннего продукта — в Швейцарии, в США — 8,9%, Стране восходящего солнца -- 11,1%, Германии -- 14,9%, Швеции -- 19,9% и так далее. В среднем по странам, так именуемого, капиталистического мира — 16,8%, в Узбекистане — 8%, Белоруссии — 19,1%, РФ — 41,0%. В среднем по странам былого СССР этот уровень 
играет 35,3%52. При этом в исследовании идет речь не о торговле котиками либо проституции, а о полностью легальной деятельности, экую, просто укрывают от страны, чтоб не выплачивать налоги. Результаты исследований названных творцов совпадают с оценками •теневого» сектора экономики РФ, даваемого нашими профессионалами которые разговаривают о том, что названный сектор сочиняет до 40% валового внутреннего продукта53. В заключительные годы в РФ распространенной стала и «полутеневая» экономика, когда от налогообложения прячется часть заработков компании либо гражданина. Исследованиями распространения таковой экономики и ее тенденциями пока никто не занимался. Думается, что тут есть свои необыкновенности и трудности.
От «теневой» экономики бюджет не получает налогов, вследствие чего же правительство принуждено вложить наиболее тяжелое налоговое бремя на субъектах хозяйственной легальной деятельности. «Теневая» экономика, уходя из сферы деятельности, регулируемой государством и его правоохранительными и судебными органами, попадает в сферу воздействия негосударственных, т. е. криминальных, структур. Тайные от налогов средства стают питательной средой криминальной преступности. 
Налоговая преступность в структуре современной преступности РФ выделяется несколькими характерными необыкновенностями. 
Во-1-х, собственной публичной угрозой. Современная налоговая преступность представляет, пожалуй, даже великую опасность, чем обще уголовная. Так как обще уголовное правонарушение затрагивает интересы какого-то 1-го личика либо, в последнем случае, группы лиц, то налоговое правонарушение посягает на интересы почти всех либо даже всех людей страны, так как лишает их части заработка из бюджета, который формируется за счет налоговых платежей. Конкретно потому во почти всех странах, необыкновенно экономически развитые, налоговые правонарушения сознаются тягостными и наказываются собой суровостью. В РФ же ситуация складывается в точности до наоборот. Все желают жить лучше, но большая часть не желает уплачивать налоги и поддерживает, даже поощряет тех, кто эти налоги не выплачивает, а время от времени и предлагает помощь, чтобы им не выплачивать налоги. Даже уголовная ответственность к тем, кто уклоняется от уплаты налогов беззаконным методом, установлена милующая и малая. А так как законопреступник все-таки оплатил налог, пусть под опасностью осуждения, от уголовной ответственности он сразу освобождается как типа раскаявшийся. 
Во-2-х, денежный вред от налоговых правонарушений, обычно, выше, чем от иных видов экономической преступности. Следовательно, надобно перенаселить деятельность органов правоохранительной системы на борьбу, выявление и пресечение этих правонарушений, как это делалось и делается во всех странах. В РФ же даже особые органы налоговой милиции сейчас нацелены на выявление не совсем только налоговых, да и иных правонарушений экономической направленности. А таковая сборная мера наказания, как конфискация имущества, вообще исключена из санкций налоговых составов правонарушений. 
В-3-х, налоговая преступность становится связывающим звеном в структуре всей экономической преступности РФ. Исследование уголовных дел, опросы практических тружеников правоохранительных органов РФ и европейских государств, бессчетные публикации свидетельствуют о том, что налоговые правонарушения сопутствуют. А время от времени и вызывают почти все из 17 видов правонарушений, нормы которых помещены в главе 22 «Правонарушения в сфере экономической деятельности» раздела VIII «Правонарушения в сфере экономики» УК РФ. 
Заключительные годы в судебной и следственной практике стали нередкими уголовные дела, где налоговому правонарушению сопутствуют: преступная банковская деятельность « ст. 172 », лжепредпринимательство « ст. 173 », легализация « отмывание » валютных средств либо другого имущества, обретенных беззаконным методом « ст. 174 », злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности « ст. 177 » и так далее. Встречаются случаи, когда налоговые правонарушения сопутствовали преднамеренному банкротству « ст. 196 » и фиктивному банкротству « ст.197 ». Время от времени законопреступники через разработанную ними систему спровоцированных поочередных деяний по уклонению от уплаты налогов вызывали, как ответную реакцию налоговых органов, серию проверок компании сотрудниками этих органов, чем парализовали работу компаний и доводили их до банкротства. Потом такие компании приобретали и восстанавливали нормальную финансово-хозяйственную деятельность. 
Налоговая преступность узко связана с коммерческим подкупом 
" ст. 204 ", злоупотреблениями возможностями « ст. 201 », мошенничеством 
"ст. 165 ", злоупотреблениями должностными полномочиями 
« ст. 285 », превышением должностных возможностей « ст. 286 », 
получением взятки « ст. 290 » и дачей взятки « ст. 291 ». 
В-4-х, личика, совершающие налоговые правонарушения, резко различаются от обще уголовных законопреступников своим соц. статусом и соц. функциями, нравственно-психологическими установками и мотивациями. 
По сути, мы имеем новейшую формацию экономических законопреступников, которая никак не подпадает под сложившиеся традиционные стереотипы полуграмотного опустившегося нетрезвого человека и «драчуна». Думается, для нынешнего исследования личности идущих в ногу со временем экономических законопреступников, в том числе и налоговых, теснее малюсенько, что дает статистика их пола, возраста, уровня образования, домашнего положения и т. п. Эти аспекты и признаки исследования личности законопреступника теснее обветшали. Они подходили для периода развития нашего сообщества 20-80-х годов прошедшего столетия, когда идеологически было надо показать законопреступника как выходца сообщества, «родимое пятнышко капитализма», деклассированного элемента, мелкого хапугу и т. п. Сейчас социальные, экономические, политические условия жизни поменялись, иными стали высоконравственные аспекты в сообществе. Отталкиваясь от этого, необходимы и другие подходы к исследованию личности законопреступников, необыкновенно совершающих экономические правонарушения. Некие нюансы этого мы попытаемся осмотреть в одном из параграфов последующей главы. Тут только заметим, что исследование личности законопреступников, а именно налоговых, по нашему воззрению, обязано проводиться методом анализа их деятельности. 
Осмотрим отдельные, более отличительные проявления налоговой преступности в структуре современной преступности. 
Налоговая преступность является долею и видом экономической 
преступности. А финансовая преступность как в РФ, так 
за рубежом теснее издавна признается организованной54. Более криминальными сферами налоговой преступности в РФ являются те, где имеются низкая себестоимость и высочайший уровень налогообложения. К таковым сферам хозяйственной деятельности относятся создание и реализация алкогольной, газовой, нефтяной, металлургической продукции, торговля естественными ресурсами, импорт ковров, оптовая и розничная торговля, игровой бизнес и сфера финансово-кредитных отношений55. 
В заключительное время в сфере организованной преступности происходят суровые высококачественные смены. Она адаптируется к экономическим и соц. преображениям. Следует процесс ввода криминальных капиталов в легальный и теневой диапазон экономики. Это дотрагивается и тайных от налогообложения средств. 
По данным МВД РФ, на которые ссылается И. Н. Соловьев в собственных исследованиях, около 70% заработков, приобретенных преступным методом, вкладываются именно в данный момент в разные формы предпринимательской деятельности и около 15% расходуются на приобретение недвижимого и другого имущества. Непременно, таковая ситуация содействует усилению воздействия беззаконных сортировок в сфере экономики, постепенному их превращению в легальный субъект финансово-хозяйственной деятельности56. 
Уклонения от уплаты налогов, т. е. налоговые правонарушения, стают питательной средой организованной преступности. Средства, укрытые от налогов, являются источником денежной помощи организованной преступности. Там, где имеет место сокрытие заработков от налогообложения страны, возникает необходимость выплачивать налоги структурам, противоположным государству, т. е. криминальным. 
Укрытые от налогообложения средства числятся «грязными» деньгами57. Средства, приобретенные в итоге уклонения от налогообложения, традиционно вовлекаются в хозяйственный легальный оборот. Неувязка борьбы с данной легализацией является таковой же означаемой, как и неувязка легализации заработков от чисто криминала бизнеса: торговли орудием, наркотиками, проституции и т. п. целью данного вида правонарушений содержится в творении благосклонных критерий для совершения разных экономических 
преступлений. Как пишет Н.Ф. Кузнецова, это роднит легализацию 
доходов, приобретенных преступным методом, с беззаконной деятельности 
о виде скупки и сбыта имущества, добытого беззаконным маршрутом также укрывательством тягостных правонарушений 58. 
'в заключительное время веское распространение получили так называемые «конвертационные центры», представляющие обычно; сеть компаний, зарегистрированных на подставных лиц для проведения «теневых» финансово-хозяйственных операций. Эти «коммерческие центры» по собственной сущности являются фиктивными. Они предоставляют платные сервисы по размещению теневых и криминальных средств, как в РФ, так и в иностранных странах. По воззрению профессионалов, через счета таковых фиктивных структур раз в год в иностранные банки переводятся сотки миллионов баксов США. Все есть основания считать, что в странах СНГ в заключительные годы сложился особенный вид беззаконной деятельности с механизмом, который дозволяет легализовать фактически хоть какое количество средств, продукта либо другого имущества, приобретенного преступным методом, в том числе преступным59. 
Как представляется, бессчетные холдинговые компании, которых заключительное время создается в РФ довольно много, включают в свою структуру и компании, умышленно специализирующиеся введением укрытых от налогов холдингом средств и в легальный оборот либо вывозом их за границу. 
Именно в данный момент получили распространение разного рода трудные схемы, умышленно разработанные для уклонения от уплаты налогов, с внедрением интернациональных организаций, оффшорных зон и интернациональных форм оборота капиталов. Изыскиваются и разрабатываются международные схемы уклонения от уплаты налогов. Налоговая преступность не совсем только заполучила организованный характер, да и становится транснациональной организованной преступностью. 
Сейчас наша родина вошла в перечень 15 государств, в каких налоговая ситуация содействует творению центров «по отмыванию» средств. Об этом говорится в отчете Интернациональной денежной организации по борьбе с отмыванием средств. В «черный список» вошли также: Израиль, Филиппины, Ливия, Кипр, Мальта, Бермудские, Каймановы острова, Багамские острова. Не считая этого, в отчете настораживает тот момент, что все названные страны без охоты сотрудничают с мировым обществом в противодействии «отмыванию запятнанных денег»60. 
Суровой неувязкой экономики РФ является вывоз ее капиталов за границу. Эта неувязка становится государственным бедствием для страны. По оценкам начальника Института, проблемы глобализации экономики Мин. Делягина, официальный отток капитала из РФ в 1994-2001 гг. достиг 169,8 миллиардов долл. США. Неофициальный отток капитала из страны в 2000-2001 гг. — 21,1-22 миллиардов долл.61 Веская часть этих средств — выведенные из-под налогообложения средства. 
Действительность криминальной обстановки в РФ такая, что налоговые правонарушения, кроме правонарушений в экономической сфере, соединены с иными организованными правонарушениями, сначала с крупномасштабными хищениями и коррупцией. Организованные беззаконные сортировки брали под собственный контроль те сферы беззаконной деятельности, которые предоставляют величайшую прибыль « наркотики, проституция, торговля орудием и т. д. ». Доходы от этих видов правонарушений подпитывают организованные беззаконные сортировки, «отмываются» и употребляются в легальных и законных формах бизнеса. Организованная преступность сейчас соединяет в себе все черты проф. Обще уголовное и экономической преступности, включая в себя и «теневую» экономику. А базу «теневой» экономики сочиняет экономика, выведенная из сферы налогообложения. 
Идет увидеть, что в ряде государств Западной Европы «теневая» экономика рассматривается как экономика, сплетенная с уклонением от уплаты налогов. К примеру, ст. 73 УК ФРГ, которая регулирует случаи лишения правонарушителей материальных выгод, приобретенных в итоге совершения противоправных деяний: кражи, о тратах, утаивания денежных средств и так далее. Дозволяет расценивать как «теневой» капитал всякую извлеченную в итоге противоправных деяний материальную выгоду, в том числе и мы возникающие в итоге неуплаты налогов, то есть противоправных деяний в сфере налогообложения.
В Российской Федерации таковая "теневая" экономика напрямую связана с уклонением от уплаты налогов, ведением запрещенной законом экономической деятельности « контрабанда, наркотики, проституция, торговля орудием и так далее. » Так как воплощение запрещенной законом деятельности свойственно организованной преступности, то уклонение от уплаты налогов отличительно не совсем только для заключительной, да и для деятельности практически во всех сферах экономики РФ. 
Представляет занимательный вопрос о механизме легализации укрытых от налогообложения «черных» средств, появляющихся в итоге совершения налоговых правонарушений. Трудным является и сам процесс сокрытия заработков « прибыли и тому подобное » от налогообложения. Тут употребляется множество разных и иногда изощренных способов совершения правонарушения. Но укрытые от налогов средства, и потерянный от этого доход, надобно легализовать и ввести в экономический оборот. Средства обязаны «работать». И тут используются еще больше трудные, замысловатые схемы беззаконной легализации укрытых от налогообложения средств. Проведенные нами обобщения проявили, что налоговые правонарушения находятся фактически во всех наиболее либо наименее легальных операциях, которые проводятся беззаконными сортировками. Налоговые правонарушения являются долею их деятельности, долею структуры организованной преступности. Данный факт нужно применять в доказывании вины конкретных лиц и привлечении их к ответственности. Доказать нарекание в налоговом правонарушение -  еще легче, чем в иных правонарушениях, абсолютных беззаконной сортировкой. База нарекания по налоговому правонарушению строится на денежных и бухгалтерских документах, актах проверок налогоплательщика. Знаменито, что Аль Капоне был осуждён и лишен свободы не за совершение бессчетных убийств управление беззаконной организацией « что не было подтверждено », а 'обыкновенную неуплату налога. 
В уголовно-правовой теории и практике в заключительное время обдается вопрос об обложении налогом тех заработков, которые получены в итоге беззаконной деятельности « реализации наркотиков орудия, проституции, вымогательства, краж, грабежей и так далее ». Высказываются разные точки зрения. Вопрос, как представляется не обычный. С одной стороны, сообразно действующему налоговому законодательству, налогообложению подлежат все доходы, приобретенные налогоплательщиком за отчетный период. Исключения для заработков, приобретенных от беззаконной деятельности, закон не делает. Означает, при выявлении сходственных правонарушений, и необыкновенно в вариантах, когда законопреступник теснее направил имущество в свою выгоду, его беззаконный доход подлежит налогообложению и обязан быть с него взыскан. Это дотрагивается и заработков, приобретенных организованными беззаконными сортировками в процессе их беззаконной деятельности. Формально это так. Реально же за весь период существования русского налогового законодательства судебных прецедентов сходственного рода не знаменито. С иной стороны, доходы, приобретенные от беззаконной деятельности, навряд ли целенаправленно осматривать как обыденные доходы, подлежащие налогообложению. Обязано быть, особое законодательное урегулирование этого вопроса. Лишь тогда можно завлекать лиц, виновных в совершении обще уголовных правонарушений, связанных с извлечением преступного заработка, к уголовной ответственности за налоговые правонарушения. 
Анализ налоговых правонарушений свидетельствует о том, что неуплата налогов, появление «черных» средств, происходят фактически во всех областях экономической деятельности: индустрии, строительстве, торговле и т. д. Преступные операции встречаются как у юридических, так и у физических лиц. Неуплата налогов становится массовым, организованным явлением. Наша родина утрачивает законопослушного налогоплательщика, так его не создав. Размер налогообложения и высочайшая инфляция убавляют настоящие доходы. Чем выше налоги и инфляция, тем больше стимулов к получению незаконного заработка, сокрытию его от учета и налогообложения, то есть в «черных» и «грязных» деньгах. Выше становится уровень «теневой» экономики, шире и разнороднее методы получения незаконных заработков. По оценкам служащих налоговых органов, от 25 до 40% заработков налогоплательщиков находится в области «теневой» экономики и уходит из сферы налогообложения. Выявляются же имеющимися средствами менее 5% налоговых правонарушений от числа совершаемых, а к уголовной ответственности виновные 
привлекается и того меньше. Так, за 1999 грам., по данным УФСНП красноярскому краю, получено 2603 известия о вероятном совершении налоговых правонарушений. В порядке ст. 109 УПК •СФСР осмотрено 455 уголовных дел « 17,5% от инф. », возбуждено — 204 « 45% от осмотренных в порядке ст. 109 УПК РСФСР и 7,8% от приобретенной информации. » Ориентировано в суд — 34 6 7% от возбужденных, 7,5% от осмотренных в порядке со статьёй 109 УПК РСФСР и 1,3% от размера всех тех известий, где имелась информация о наличии налогового преступления. Таковым образом, из 2603 известий о налоговых правонарушениях « 100% », приобретенных Управлением в главном от тружеников органов МНС, было расследовано и ориентировано в трибунал только 34, т. е. 1,3%. 
Обширное распространение получило «отмывание» беззаконных заработков через оффшорные компании и закрытые административно-территориальные образования « ЗАТО ». Преступное переведение денежных средств в оффшорные зоны и ЗАТО дозволяет получать до 40% налоговых льгот. По оценкам НС размеры льгот время от времени во много разов превосходят сбор налогов по РФ. Оффшорам и ЗАТО часто объявлялась война. Их деятельность рассматривается как угроза государственной сохранности. По оценкам знатоков МНС, через оффшоры и ЗАТО из РФ уходит от налогов «чаще всего преступно » до 50 миллиардов долл. США ежегодно63. 
Профессионалы по налоговым преступлениям именуют в числе пособников в сокрытии средств от налогообложения большие и маленькие сбербанки, кредитные университеты и сообщества. Так, посреди банков, участвовавших в беззаконной деятельности по уклонению от уплаты налога на добавленную стоимость « НДС » и бездоказательном воздаянии НДС из бюджета, значатся такие большие и знаменитые банки, как Авто банк, Альфа-Банк, Европейский расчетный банк, Европейский трастовый банк, Имгоксбанк и другие. Часто банки и кредитные сообщества умышленно создаются для уклонения І минимизации налогообложения. Через открытие неизвестных счетов 
составило перечень банков, участвовавших в бездоказательном воздаянии НДС. Тайным рассылки Subscribe.ru «Налоговые новинки — Daily» от ООО «Леке “АУДИТ”», 
счетов, воплощение многократных вкладов маленькими совокупностями, не требующими идентификации вкладчика, получение кредитов перемещениями капитала из 1-го банка в иной, исполняются неуплата налогов и легализация беззаконных заработков. Существует целая система разных способов сокрытия заработков от налогообложения с внедрением банков, в том числе и иностранных. 
В конце концов, разговаривая о транснационализации налоговой преступности, нельзя не отметить тот факт, что с появлением сети Веб. налогоплательщики стали «исчезать» в Веб. В процессе ускоренной развитием Веб. глобализации экономики раскрываются суровые недочеты мировой налоговой системы и раскрываются новейшие способности для налоговой преступности. В целом, глобализация подразумевает слияние отдельных государственных базаров в единичное мировое рыночное место. Ускорение этого процесса дозволяет разговаривать о том, что развитие ситуации в сходственном направлении убыстрит сбор налогов и воплощение налоговыми службами каждой страны их функций. С появлением Веб, безусловно, вздорным становится понятие физического местонахождения и места регистрации налогоплательщика. Возникает неувязка налоговой конкуренции меж государствами с высочайшими и низкими заработками. Веб имеет колоссальный потенциал в плане еще большего роста налоговой конкуренции не совсем только поэтому, что резко упрощает перемещение активов в зоны налогового благоприятствования, как, к примеру, Караибский оффшор, который размещен чрезвычайно далековато от потенциального налогоплательщика, но виртуально находится на расстоянии 1-го щелчка компьютерной «мыши». Сейчас теснее почти все налогоплательщики в состоянии по образцу знаменитого учёного Руперта Мёрдока вообще не выплачивать налоги. В 1987г. Руперт Мёрдок заработал в Англии наиболее 1,4 миллиардов фунтов « 2,3 миллиардов долл. » заработка не оплатил ни пенни корпоративного налога. 
Для налоговых органов Веб. воссоздает две главные трудности, которые нужно будет решать. 1-ая — неповторима для Глобальной сети. Веб. — это, несомненно, новейший канал перемещения продуктов и услуг от торговца к потребителю. Налогообложение виртуальных продуктов и услуг — процесс еще наиболее проблематический, чем налогообложение продуктов настоящих. К примеру, музыкальное творение сейчас можно «загрузить» с сайта продвинутого вообще безызвестно, где находится. Для этого не надо ков, ни магнитных пленок. Сходственным образом могут быть - реализованы иные продукты и тем паче сервисы. Это делает вероятным для налогового инспектора обложение их налогом, с идеями может рассматриваться обложение юзер. Глобальной сети Интернет-налогом. Но возникает вопрос о том, к чему призывать этот налог и как найти его сумму. 
Дематериализоваться может и сам налогоплательщик. На память прибывает карикатура, из журнальчика «Нью-Йорке», на которой изображены две собаки, сидящие перед монитором, и одна разговаривает иной: «В Вебе никто не знает, что ты собака». Сама мысль налогообложения базирована на знании того, кто обязан выплачивать. Но в ситуации, когда налогоплательщик — это просто некая сумма неизвестных электронных средств, защищенных к тому, же современными криптографическими кодами, найти это будет непросто. 
Иная неувязка, которую Веб воссоздает для налоговых инспекций, — возможность усиления налоговой конкуренции меж странами. Налогообложение во всем мире выстроено на убежденности в том, что любая страна вправе решать без помощи других, сколько налогов собирать с народонаселения и компаний, какого вида и как. Правительства государств могут поступиться собственной независимостью, создать двух- и многосторонние налоговые соглашения, в конце концов, создать международные организации типа ООН, МВФ либо Евросоюза. Но реалии таковы, что каждое правительство требует на собственном праве устанавливать налоги без помощи других. Имеющиеся международные налоговые соглашения дотрагиваются в главном вопрос это избежание двойного налогообложения, или этого только определяют ценности 1-го либо иного государствам, где их интересы пересекаются. Имеющееся налоговое положение дозволяет утверждать, что вряд ли в быстром перемещении информации будет сотворено что-то вроде Мировой налоговой организации. А сохраняющаяся налоговая конкуренция дозволит просто не допустить завышенного налогообложения, используя Веб. Доходы и уклонятся от налогообложения. В заключение отметим, что исследование практики образования, легализации и следующего применения, тайных от налогообложения заработков является одной из суровых оснований в разработке мер борьбы с налоговой преступностью. 
Нынешняя налоговая преступность выходит на отменно новейший уровень, преобразуется в одну из главных угроз сохранности страны, так как сочиняет экономический фундаментный монолит организованных беззаконных групп и сообществ. 
Русская налоговая преступность носит организованный и массовый нрав, не считая того, ее различает узкое переплетение легального и «теневого» секторов экономики, неизменное перетекание средств из «теневого» сектора в легальный и обратно. 
В данной обстановке очень нужной является разработка программы борьбы с налоговой преступностью в РФ. Основой таковой программы обязана быть реализация государственных интересов в сфере обеспечения экономической сохранности страны, преодоление негативных тенденций роста налоговой и связанной с ней экономической преступности, парализующей экономическую систему страны и цивилизованное предпринимательство, обеспечение пополнения муниципального бюджета. 
В программке обязано предусматриваться исполнение поставленных Президентом РФ задач по установлению твердого оперативного слежения за применением налогового законодательства, пресечению и вескому сокращению части «теневых» экономических операций, убавлению криминализации налоговой сферы и хозяйственной деятельности как одной из главных угроз экономической сохранности страны. 
Комплексное решение этих задач вероятно только при условии суровой гос. помощи и участии всех заинтересованных органов, также проведении суровых научных исследований данных интересных случаев, в том числе и в области криминалистики.

2. Глава. Общая черта уголовной ответственности за налоговые правонарушения в РФ, странах СНГ и иностранных странах

Уголовное законодательство большинства государств во многом предугадывает ответственность за совершение налоговых правонарушений. Обычно, налоговыми правонарушениями сознаются нарушения работающего порядка исчисления и уплаты налоговых платежей, нанесшие значимый вред национальному бюджету. 
Отталкиваясь от положений общей теории ответственности за совершение преступлений « правонарушений и проступков », главными аспектами дифференциации преступлений на уголовные правонарушения, административные проступки, гражданские, налоговые и другие преступления являются: 
- противоправность действия « деяния или бездействия ». Другими словами, не попросту нарушение повинности, установленной определенным нормативно-правовым актом, а запрещенность действия подходящими нормами законодательства о том либо ином виде юридической ответственности. Например, исходя из убеждений уголовной ответственности, противоправность действия свидетельствует о том, что личико, совершившее правонарушение, нарушило установленный Уголовным кодексом запрет; 
- виновность личика, совершившего преступление. Виновность содержится в психическом отношении личика к абсолютному действию « другими словами наличествует ли замысел в деяниях личика либо же преступление совершено по неосмотрительности ». В отличие от уголовной и налоговой ответственности, привлечение к неким иным видам ответственности « административной либо гражданской » вероятно теснее за сам факт причинения ущерба без установления вины; 
- наказуемость - возможность внедрения подходящего наказания « уголовно-правового, административно-правового либо иного » за абсолютное действие; 
- общественная опасность, содержащаяся в причинении либо настоящей способности причинения ущерба публичным отношениям, оберегаемым подходящим законодательством « уголовным, законодательством о налогах и сборах, административным ». 
Налоговое правонарушение - это абсолютное в налоговой сфере противоправное действие, беззаконный нрав которого признан работающим уголовным законодательством местности, к юрисдикции которой оно отнесено. 
В современной русской законодательной практике термин "налоговое преступление" в первый раз был официально употреблен в Законе РФ "О федеральных органах налоговой полиции" в статье 2 было указано: "Задачками федеральных органов налоговой милиции являются... 
выявление, предостережение и пресечение налоговых правонарушений и преступлений...". 
В русской правовой литературе творцы довольно нередко трактуют налоговое правонарушение как противоправные действия налогоплательщика, состоящие в нарушении процедуры уплаты налоговых платежей. К примеру, в работе Б.В. Волженкина налоговыми правонарушениями названы правонарушения против установленного порядка уплаты налогов и страховых взносов в муниципальные внебюджетные фонды 2 ». 
Идет увидеть, что именно в данный момент вопрос об определении правовой сущности страховых взносов является спорным. Как установил Конституционный трибунал РФ в собственном постановлении от 24.02.1998 пункт3 », признаки страховых взносов в Пенсионный фонд РФ не дозволяют отграничить их от налогов, сборов, иных платежей, которые представляют собой обязательный взнос в бюджет подходящего уровня либо во внебюджетный фонд. По воззрению Высшего арбитражного суда РФ, понятие "страховой взнос", приведенное в статье 3 названного Закона, различается от понятия "налоговый платеж", содержащегося в статье 8 НК РФ пункт 4 ». 
Таковым образом, в собственной работе Б.В. Волженкина к составу предметов налоговых правонарушений относит категорию страховых взносов - платежей, владеющих ясно выраженной неналоговой сущностью и являющихся быстрее разновидностью сбора. В то же время создатель не дозволяет способности отнесения к категории налоговых правонарушений действий, предметом которых является нарушение процедуры уплаты сборов и таможенных платежей. 
Вправду, уклонение от уплаты налогов является главным видом налоговых преступлений и правонарушений. Главным, но не единственным. 
Понятие "налоговое преступление" может применяться в качестве собирательного обозначения всего обилия беззаконных действий, совершаемых субъектами в ходе реализации налоговых правоотношений. По данной причине в контексте налоговой преступности идет осматривать не совсем только противоправные деяния налогоплательщика, направленные на уклонение от уплаты налоговых платежей, да и, к примеру, преступное получение налоговых льгот либо воплощение в пределах налогового правоотношения преступных деяний должностными личиками налоговой администрации. 
Налоговая преступность непременно препятствует решению муниципальных задач, тем самым, причиняя прямой вред не совсем только муниципальным, да и публичным интересам. Как ни удивительно на 1-ый взор, совершение налогового правонарушения воссоздает значительные неудобства и для личика, его совершившего, необыкновенно, если он исполняет предпринимательскую деятельность. 
Непременно, наличие уголовно-правового запрета на совершение деяний по уклонению от уплаты налогов и сборов воссоздает определенные опасности для возможных налоговых законопреступников. И дело тут не совсем только в самом факте установления уголовного наказания за совершение налогового правонарушения. 
Неминуемым итогом, хоть какого налогового правонарушения, как выявленного, так и оставшегося латентным, для налогоплательщика станут: 
- сокрытие доли прибыли от инвесторов и внушение опасений возможным инвесторам; 
- риск приостановления деятельности на время проведения подготовительного расследования; 
- подрыв деловой репутации и утрата клиентуры, что в перспективе приведет к ощутимым ущербам и утрате места на базаре. 
Это далековато не полный список рисков, возникающих в связи с уклонением от уплаты налогов и « либо » сборов, потому мы еще вернемся к вопросу о размере и нраве убытка, наносимого налоговыми правонарушениями. 
В этом разделе книжки мы желаем еще разов направить внимание читателя на то, что налоговая преступность не является принципиально новеньким общественно опасным социально-правовым явлением не совсем только для развитых государств Западной Европы, да и для РФ. Происхождение налоговой преступности узко соединено с шагом зарождения самого института гос. власти. 
Еще в 60-х годах XIX века один из водящих французских исследователей уголовно-правовой проблематики Мин. Патэн в работе "Общественная часть уголовного права и уголовное законодательство в сфере бизнеса"  1861 года.  В числе вопросов, нуждающихся в срочном решении, именовал необходимость уголовно-правовой охраны и ответственности налогоплательщиков, также грамотное уголовно-правовое регулирование в экономической сфере, в том числе налоговое уголовное право. 
Невзирая на настолько длинную историю существования налоговой преступности, именно в данный момент нельзя разговаривать о наличии какого-нибудь единичного подхода по вопросу состава противоправных деяний в налоговой сфере, требующих привлечения виновного к уголовной ответственности. Этот вопрос является предметом публичной дискуссии не совсем только в Рф, да и во почти всех иностранных странах. 
На сентябрьской встрече в 2003 году членов Совета Организации экономического сотрудничества и развития « ОЭСР » Люксембург и Швейцария заблокировали все пробы отдать определение понятия "налоговое преступление", которое было бы обязательным для всех государств - членов ОЭСР. 
До нынешнего дня не существует и единичного подхода к определению видовой принадлежности налоговых правонарушений в государственном уголовном законодательстве. 
В связи сними, представляется занимательным тот факт что, комментировать современное состояние правовых норм, которые устанавливают ответственность за совершение налоговых правонарушений в РФ, да и сопоставить в данном нюансе отечественное и иностранное законодательство. 
Посреди источников государственного уголовного законодательства, исследованных нами, ответственность за совершение налоговых правонарушений не была предусмотрена лишь в работающем уголовном законодательстве Австралии, Австрии, Голландии, Швеции и Стране восходящего солнца. При всем этом в уголовном кодексе Австралии говорится лишь о правонарушениях, направленных против Закона сделанных на базе о порядке налогообложения 1953 года. Конкретные виды этих правонарушений и ответственность за их совершение в уголовном кодексе Австралии не определены. 
Довольно нередко нам встречались ситуации, когда нормы, посвященные налоговой преступности, не были сгруппированы законодателем в одном разделе либо главе государственного уголовного кодекса, а были логически распределены по нескольким его структурным долям. Сходственный подход отличителен, к примеру, для уголовного законодательства: Аргентины, Грузии, Дании, Китая, Кыргызстана, Норвегии, Польши, Швейцарии и Эстонии. 
Посреди источников уголовного законодательства, проанализированных нами при подготовке истинной книжки, идет особо отметить уголовные кодексы Болгарии и Китая. В законодательстве этих государств ответственность за особо опасные виды нарушения налогового законодательства выделена в самостоятельные структурные доли государственного уголовного кодекса. В итоге в указанных странах налоговые правонарушения сознаются законодателем особенной категорией уголовно наказуемых правонарушений. 
Во множестве государств СНГ, также в Китае налоговые правонарушения рассматриваются как один из видов беззаконных посягательств в экономической сфере. В том случае, если в составе уголовного кодекса предвидено выделение группы беззаконных посягательств, направленных против основополагающих частей механизма государственной экономики, налоговые правонарушения относятся к данной группе. 
Указанная модель отличительна и для уголовного законодательства РФ. Ответственность за правонарушения, относимые к категории налоговых преступлений, приведена в главе 22 "Правонарушения в сфере экономической деятельности" раздела VIII "Правонарушения в сфере экономики" УК РФ. Очень схожий принцип размещения налоговых правонарушений встречается в уголовных законодательствах Азербайджана, Кыргызстана и Таджикистана. Явно, что при разработке уголовных законодательств указанных стран государственный законодатель в качестве базы употреблял работающий Уголовный кодекс РФ, принятый в 1996 году. 
В качестве разновидности экономических правонарушений нарушения налогового законодательства рассматриваются также в государственных уголовных законодательствах Беларуси, Грузии, Казахстана и Молдовы. 
В отдельную группу необходимо выделить уголовное законодательство Литвы, в коем налоговые правонарушения рассматриваются в главе, посвященной денежной преступности. 
Частично сходственный подход реализован и в уголовном кодексе Грузии. 
В неких нормативных источниках налоговые правонарушения рассматриваются в контексте хозяйственной преступности. 
С 1986 года УК РСФСР осматривал нарушения налогового законодательства конкретно в контексте хозяйственных правонарушений « экономические правонарушения в УК РСФСР выделены не были ». По идентичной модели именно в данный момент построены уголовные законодательства Латвии, Украины и Эстонии. 
В странах Западной Европы « Дания, Норвегия, Швейцария », также в Аргентине государственный законодатель, реализуя схожий по смыслу теоретический подход, осматривает налоговые правонарушения как разновидность правонарушений против прав принадлежности и имущества. 
Кардинально другой подход к определению сущности налоговых правонарушений выслеживается в странах, осматривающих этот вид нарушений в качестве разновидности правонарушений против публичного порядка и муниципального управления. 
В числе государств, реализовавших данный подход, - Испания, Сан-Марино, Польша, Республика Корея, Таджикистан, также теснее упоминавшаяся ранее Аргентина и Грузия. 
В УК РСФСР 1960 года одно из налоговых правонарушений, а конкретно по статье 82, предусматривающей ответственность за уклонение от уплаты налогов, в военное время рассматривалось законодателем конкретно в качестве муниципальных правонарушений. Именно в данный момент ответственность за сходственное правонарушение сохранена лишь в уголовном кодексе Грузии. Из уголовного законодательства РФ сходственная норма была исключена на шаге принятия Уголовного кодекса 1996 года. 
Бессчетная группа государств осматривает нарушения налогового законодательства и с позиции совершения должностных правонарушений. Обычно, в данном варианте к налоговым правонарушениям государственный законодатель относит нарушения должностных повинностей тружеником налоговой администрации, содержащиеся, обычно, в преступном налогообложении, вымогательстве налоговых платежей либо нарушении процедуры предоставления налогоплательщику налоговых льгот. 
Нарушения налогового законодательства в составе уголовно наказуемых должностных правонарушений регламентированы законодательствами Германии, Дании, Кыргызстана, Норвегии, Китая, Турции, Франции, Швейцарии, Эстонии. 
Как мы теснее упоминали ранее, систему образующим фактором для налоговых правонарушений является сама сфера налоговых правоотношений, но не субъект беззаконного посягательства « налогоплательщик » либо предмет такового действия « неуплаченный налог ». 
Налоговые дела - это властные дела, складывающиеся меж гражданами и организациями как налогоплательщиками, с одной стороны, и государством в личике уполномоченных им органов - с иной. 
К налоговым правоотношениям, обычно, относятся властные дела: 
- по установлению, введению, исчислению, взиманию и уплате налогов и сборов; 
- выполнению должностными личиками налоговой администрации собственных профессиональных повинностей в налоговой сфере « воплощение налогового контроля, налоговых расследований и привлечение к ответственности за совершение налогового нарушения ». 
На основании данной классификации можно лишь выделить две разновидности объектов беззаконных посягательств и в сфере налогообложения и сразу две группы налоговых правонарушений: 
- налоговые правонарушения в сфере установления, введения, исчисления, взимания и уплаты налогов и сборов; 
- налоговые правонарушения в сфере налогового администрирования. 
Нужно направить внимание на то, что такие уголовно наказуемые деяния, как нарушение порядка обращения с информацией, отнесенной к составу налоговой, необходимо рассматривать в плотном контексте информационных правонарушений. А, к примеру, реализацию продуктов без документов либо подходящей специальной маркировки, подтверждающих факт уплаты налоговых платежей, - к правонарушениям в сфере торговли либо экономическим правонарушениям. 
Налоговыми правонарушениями в сфере установления, введения, исчисления, взимания и уплаты налогов и сборов являются: 
- уклонение от уплаты налоговых платежей; 
- воспрепятствование установлению правильного размера налоговых платежей; 
- нарушение повинностей по удержанию и перечислению налоговых платежей; 
- воспрепятствование принудительному взысканию налоговых платежей; 
- преступное получение налоговых льгот; 
- преступное получение отдаваемых государством налоговых платежей. 
Более распространенным видом налоговых правонарушений, непременно, является уклонение от уплаты налоговых платежей. Ответственность за сходственные деяния предусмотрена практически во всех государственных уголовных законодательствах. Исключение сочиняют Польша, Турция, Франция, Германия и Швейцария. 
Именно в данный момент в уголовном законодательстве применяется несколько моделей описания налогового правонарушения в форме уклонения от уплаты налоговых платежей. В зависимости от позиции государственного законодателя таковым налоговым правонарушением, быть может, признано уклонение от уплаты: 
- лишь налогов; 
- всей совокупности налогов и сборов; 
- конкретного вида налога либо сбора; 
- всей совокупности налогов и сборов, но при наличии особенных событий « военное либо чрезвычайное положение »; 
- налогов и сборов, взыскиваемых с предопределенной категории налогоплательщиков; 
- всех налогов и сборов, но абсолютное отношение предопределенной категорией лиц. 
Обобщённая статья, предусматривающая ответственность за уклонение от уплаты всех налогов, находится в государственном уголовном законодательстве довольно нередко. В свою очередь, признание уголовно наказуемым налоговым правонарушением уклонения от уплаты сборов является быстрее исключением, чем правилом. 
Лишь в законодательствах Норвегии, Латвии, Узбекистана и Украины уклонение от уплаты налогов и сборов самостоятельно от их вида рассматривается в рамках одной уголовной статьи и, следовательно, является одним и этим же налоговым правонарушением. В Испании ответственность за уклонение от уплаты сборов и обязательных взносов выделена в отдельную статью государственного уголовного кодекса, а в уголовном кодексе Аргентины упоминается лишь о злонамеренной неуплате аукционных сборов. 
Для стран СНГ отличительна нормативная фиксация уклонения от уплаты таможенных платежей в качестве отдельной разновидности уголовно наказуемого правонарушения. Отдельная норма, предусматривающая уголовную ответственность за умышленное уклонение от уплаты таможенных платежей, была введена в уголовное законодательство РФ еще в июле 1994 года пункт 5 », когда текст УК РСФСР был дополнен статьей 162.6 "Уклонение от уплаты таможенных платежей". 
Именно в данный момент уклонение от уплаты таможенных платежей признается налоговым правонарушением в уголовных законодательствах РФ, Азербайджана, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана, Молдовы и Таджикистана. Посреди европейских стран осматриваемый подход реализован лишь в уголовном законодательстве Республики Сан-Марино. 
Уголовная ответственность за уклонение от уплаты конкретного вида налогового платежа предусмотрена и в уголовном кодексе Грузии, в тексте которого наряду с обобщённой статьей содержания, признающей налоговым правонарушением уклонение от уплаты хоть какого налога, раздельно упоминается о занижении размеров земляного налога из корыстных побуждений либо по другим собственным мотивам. 
Кстати, в Грузии - единственной посреди стран СНГ - в качестве отдельной разновидности налогового правонарушения предвидено уклонение от уплаты налогов в военное время. 
Основой для данной нормы, непременно, послужил УК РСФСР 1960 года, в начальной редакции которого предусматривалась ответственность за уклонение в военное время от исполнения повинностей либо уплаты налогов. На основании статьи 82 УК РСФСР уклонение в военное время от трудовой мобилизации либо исполнения других повинностей, а одинаково от уплаты налогов наказывалось лишением свободы на срок от 1-го года до 5 лет либо исправительными работами на срок от 6 месяцев до 1-го года. С 1983 года наибольший срок исправительных работ был увеличен до 2-ух лет. 
Необходимо отметить, что до введения Указом Президиума ВС РСФСР от 28.05.1986 пункт 6  (в текст УК РСФСР специализированных статей, предусматривающих ответственность за нарушение налогового законодательства факт причинения государству имущественного убытка в итоге уклонения от уплаты налогов либо иных обязательных платежей методом применения заранее подложных документов подлежал рассмотрению по статье 94 УК РСФСР). Что предусматривает ответственность за причинение имущественного убытка государству, либо публичной организации методом обмана либо злоупотребления доверием при неимении признаков хищения » и подходящим статьям уголовного кодекса союзных республик. В тех союзных республиках, уголовные кодексы которых не содержат сходственной статьи, - как внедрение заранее подложного документа пункта 7 ». 
Модель уголовной ответственности, реализованная в работающем законодательстве РФ, делит уклонение от уплаты налогов и сборов, взыскиваемых с физического и юридического лиц, на два самостоятельных вида правонарушения. 
Уклонение от уплаты налогов и сборов с организации рассматривается в качестве отдельного вида налогового правонарушения и в Казахстане и Таджикистане. Но до истинной модели закона законодатели указанных стран, признавая налоговым правонарушением, уклонение от уплаты налогов и сборов, абсолютное физическим личиком, практически употребляют смешанную классификацию налоговых правонарушений. Необходимо признать, что сходственный подход до недавнего модели практиковался и в РФ. 
Ясным образцом разделения налоговых правонарушений в виде уклонения от уплаты налогов и сборов в зависимости от категории налогоплательщика является уголовное законодательство Кыргызстана. В уголовном кодексе этого страны законодатель осматривает в качестве самостоятельных видов налоговых правонарушений уклонение от уплаты налога, абсолютное: 
- гражданином; 
- личным бизнесменом; 
- должностным личиком хозяйствующего субъекта. 
Уголовная ответственность за уклонение компаний, учреждений и организаций от уплаты налогов предусмотрена в Уголовном Кодексе Молдовы. 
В отдельных европейских странах, также в странах Балтии виновный субъект, быть может, привлечен к уголовной ответственности не совсем только в связи с неуплатой налогового платежа, да и на шаге внесения им неправильных данных в свою налоговую отчетность.  
Именно для этих целей в уголовном законодательстве Болгарии, Литвы и Эстонии предусмотрена уголовная ответственность за воспрепятствование установлению правильного размера налоговых платежей. 
В качестве такового воспрепятствования могут быть квалифицированы деяния личика, направленные: 
- на уклонение от регистрации в органе налоговой администрации; 
- утаивание сведений о месте жительства, работе либо месте воплощения деятельности; 
- умышленное ухудшение своей платежеспособности; 
- ведение и внедрение отчетности, содержащей искаженные сведения; 
- уничтожение, непредставление, несвоевременное представление либо искажение налоговой отчетности. 
Самостоятельным налоговым правонарушением в Латвии и Литве признается уклонение личика от представления налоговой декларации. В уголовном кодексе Испании предусмотрена уголовная ответственность за нарушение порядка ведения налоговой отчетности. В Китае - за преступные операции с документами, созданными для получения отдаваемых государством налоговых платежей. 
В качестве одной из форм лжепредпринимательства в уголовном законодательстве Беларуси установлено творение юридического субъекта, без намерения исполнять уставную деятельность в целях сокрытия, занижения прибыли, заработков либо иных объектов налогообложения. 
С июля 1986 года и до вступления в силу в январе 1997 года УК РФ в РФ предусматривалась уголовная ответственность за уклонение от подачи декларации о заработках « ст. 162.1 УК РСФСР ». На основании данной статьи наказанию в форме исправительных работ на срок до 2-ух лет либо штрафа от 200 до 1000 руб. подлежали виновные в совершении налогового правонарушения в форме уклонения от подачи декларации о заработках, несвоевременной подаче таковой декларации либо включении в нее заранее искаженных данных. 
В июле 1992 года пункт 8 » УК РСФСР был дополнен статьей 162.2, также действовавшей до 1 января 1997 года и предусматривающей ответственность за сокрытие заработков « прибыли » либо других объектов налогообложения. 
Криминализация нарушения повинностей по удержанию и перечислению налоговых платежей отличительна для уголовного законодательства РФ, также Швейцарии и Эстонии. К ответственности за данный вид налогового правонарушения привлекаются, обычно, налоговые агенты в случае неисполнения ними предусмотренных законодательством повинностей. К примеру, в случае нарушения порядка расчета и удержания указанным личиком налоговых платежей. 
Криминальным воспрепятствованием принудительному взысканию налоговых платежей признается сокрытие валютных средств или имущества, за счет которых обязано производиться принудительное взыскание налогов и сборов. Уголовная ответственность за это налоговое правонарушение именно в данный момент предусмотрена лишь в РФ и Китае. 
Преступное получение налоговых льгот признается самостоятельным видом налогового правонарушения в Испании, Болгарии и Кыргызстане. 
Национальные законодатели РФ, Казахстана, Таджикистана, Узбекистана осматривают деяния по творению юридического личика с выдуманной целью для получения под его прикрытием налоговых льгот в качестве одной из форм лжепредпринимательства. Сходственный подход, на наш взор, является логически неверным. 
Во-1-х, в случае, если организация исполняет фактическую деятельность, хорошую от заявленной при регистрации, сходственные деяния можно отнести к нарушениям верховодил регистрации и, как следствие, квалифицировать по статье, предусматривающей ответственность за преступное предпринимательство « ст. 171 УК РФ ». 
Во-2-х, из содержания указанной статьи идет, что уголовным правонарушением сознаются практически законные деяния по творению организации, отягощенные преступным замыслом. На момент творения организации, обычно, беззаконный замысел не имеет материального воплощения и деяния потенциального преступника формально законны. При следующем осуществлении беззаконного плана и получении, к примеру, преступной налоговой льготы виновное личико обязано быть привлечено к ответственности не за указанные преступные деяния, а за творение организации, используемой для этих целей, что, на наш взор, противоречит логике уголовной ответственности. 
По воззрению творцов данной книжки, основания для назначения уголовной ответственности обязаны носить сначала беспристрастный, но не субъективный нрав. По данной причине законодателю идет пересмотреть собственный подход по данной категории правонарушений и установить ответственность за беспристрастно выраженные нарушения работающего законодательства - преступное получение налоговых льгот, преступную предпринимательскую деятельность. 
Иллюстрацией имеющейся нелогичности уголовной ответственности за лжепредпринимательство может послужить Уголовный Кодекс Кыргызстана, в каком сразу находятся статья за лжепредпринимательство с целью получения освобождения от налоговых платежей, и статья за любое преступное получение налоговых льгот. 
Преступное получение отдаваемых государством налоговых платежей в качестве уголовно наказуемого налогового правонарушения рассматривается лишь в законодательстве Китая. 
К числу налоговых правонарушений в сфере налогового администрирования относятся: 
- неисполнение повинностей тружениками налоговой администрации; 
- воспрепятствование законной деятельности органов и должностных лиц налоговой администрации; 
- препятствование проведению следствия по делу о налоговом преступлении либо правонарушении; 
- подстрекательство к совершению налогового правонарушения; 
- преступное обложение; 
- преступное предоставление налоговых льгот. 
Неисполнение повинностей тружениками налоговой администрации влечет уголовную ответственность в Китае и Кыргызстане. Сходственными нарушениями, к примеру, могут быть признаны такие обстоятельства: 
- невнимание либо взимание не в полном объеме налогов, подлежащих взиманию, тружениками налоговых органов из корыстных побуждений; 
- внедрение должностным личиком собственного служебного положения для занижения размеров либо получения освобождения от уплаты налогов либо таможенных платежей. 
Субъектами этого налогового правонарушения сознаются не совсем только труженики налоговых органов, да и должностные личика других органов муниципальных органов, в компетенцию которых входит решение отдельных вопрос в области налогового администрирования.  
Уголовная ответственность за воспрепятствование законной деятельности органов и должностных лиц налоговой администрации предусмотрена законодательствами Болгарии, Кыргызстана и Эстонии. 
Осматриваемое налоговое правонарушение, быть может, совершено, к примеру, методом: 
- неисполнения законных требований налоговых органов о представлении документов, нужных для исчисления налогов и сборов; 
- невыполнения либо ненадлежащего исполнения предписаний, направленных налогоплательщику должностными личиками налоговой администрации; 
- воспрепятствования проведению мероприятий налогового контроля; 
- насильственных деяний в отношении должностного личика налоговой администрации в связи с исполнением им собственных служебных повинностей. 
Воспрепятствование законной деятельности органов и должностных лиц налоговой администрации сознавалось налоговым правонарушением и в РФ. С июля 1992 года и до момента отмены УК РСФСР в нем действовала статья, предусматривающая ответственность за противодействие либо неисполнение требований налоговой службы в целях сокрытия заработков « прибыли » либо неуплаты налогов. 
Уголовная ответственность по статье 162.3 УК РСФСР наступала в случае: 
- уклонения от явки в органы Гос. налоговой службы для дачи объяснений;- отказа от дачи объяснений об источниках заработков « прибыли » и фактическом их объеме; 
- непредставления документов и другой информации о деятельности хозяйствующего субъекта по просьбе органов Гос. налоговой службы. 
Именно в данный момент в РФ уголовная ответственность за сходственные противоправные деяния не предусмотрена. 
Препятствование проведению следствия по делу о налоговом преступлении либо правонарушении отнесено к налоговым правонарушениям в уголовном законодательстве Польши и Таджикистана. 
В Уголовном Кодексе Польши предусмотрена ответственность и за подстрекательство к совершению налогового правонарушения методом общественного призыва к сходственным деяниям. 
Посреди налоговых правонарушений в сфере налогового администрирования более нередко уголовной криминализации подвергаются деяния по преступному требованию либо взиманию налоговых платежей должностными личиками налоговой администрации и другими муниципальными служащими. Ответственность за преступное обложение предусмотрена в ряде стран: Аргентине, Дании, Испании, Норвегии, Турции, Франции, Германии, Швейцарии. 
Уголовная ответственность должностных лиц органов налоговой администрации за преступное предоставление налоговых льгот предусмотрена в Кыргызстане и Франции.

3. Глава. Особенности квалификации налоговых преступлений

Д. Магомедов, старший прокурор управления по надзору за исполнением налогового и таможенного законодательства Генеральной прокуратуры РФ. 
В. Ковалев, старший прокурор управления по надзору за исполнением налогового и таможенного законодательства Генеральной прокуратуры РФ. 
Применительно к делам о налоговых правонарушениях предлогами и основаниями к их возбуждению являются акты предшествующих документальных проверок налогоплательщиков, установивших уклонение от уплаты налогов в бюджет и внебюджетные фонды в размерах, определенных диспозициями ст. ст. 198 и 199 УК. 
Анализом материалов надзорной практики Генеральной прокуратуры за расследованием названных дел федеральными органами налоговой милиции. Обращений прокуроров субъектов Федерации и ряда судей установлено, что одна из более суровых ситуаций на стадии возбуждения подходящих дел - квалификация действий, выражающихся в уклонении от погашения текущей налоговой задолженности при наличии у налогоплательщика нужных валютных средств « уклонение от уплаты налогов другим методом ». 
Как указывает практика, уголовные дела, возбуждаемые федеральными органами налоговой милиции по данному признаку, сочиняют до 2-ух третей от общего количества дел. 
Суть трудности в том, что, по воззрению ряда практикующих юристов, в случае направления валютных средств на цели, связанные с созданием и реализацией продуктов « работ, услуг », непогашение текущей налоговой задолженности не может квалифицироваться как уклонение от уплаты налогов. По их воззрению, при неимении у должностных лиц налогоплательщика цели собственной наживы направление ними средств на нужды производства идет расценивать как крайнюю необходимость. 
Таковая позиция не базирована на законе. А именно, криминальный нрав действия, предусмотренного ст. 199 УК, состоит в неисполнении конституционной повинности по уплате законно установленных налогов и сборов, но не в несвоевременном ее выполнении. Сообразно ч. 2 п. 1 ст. 45 НК РФ повинность по уплате налога обязана быть выполнена в срок, установленный законодательством о налогах и сборах. При всем этом наличие у налогоплательщика способности исполнить указанную повинность, не желая, влияет фактически на налоговое обязательство, но, непременно, входит в предмет доказывания по уголовному делу. В то же время таковая возможность зависит от того, располагал ли налогоплательщик необходимыми для уплаты в бюджет валютными средствами на момент истечения срока уплаты налога « сбора », но не от того, каким образом он распорядился ими после получения. В таковых вариантах правонарушение идет считать законченным в момент, когда должностным личиком налогоплательщика, имеющего задолженность перед бюджетом, не принято решение о перечислении имеющихся валютных средств и в счет погашения налоговой задолженности. 
При названных обстоятельствах противоправное действие в данном случае исполняется не в форме деяния « направление валютных средств на цели, не связанные с уплатой налога », а в форме бездействия « уклонение от направления валютных средств на уплату налога ». 
Нет в данном случае в деяниях налогоплательщика и последней необходимости, так как сообразно ч. 1 ст. 39 УК последняя необходимость в целом выглядит как причинение ущерба оберегаемым уголовным законом интересам для устранения угрозы. Конкретно грозящей личности и правам данной личности либо других лиц, оберегаемым законом интересам сообщества либо страны, ежели эта опасность не могла быть устранена другими средствами. 
В осматриваемых ситуациях вред интересам страны теснее причинен. Наиболее того, как указывает практика, внедрение налогоплательщиком имеющихся у него средств на цели, не связанные с исполнением налоговых обязанностей, обычно, имеет место в течение долгого периода « год и даже больше ». В данной связи очень сомнительно разговаривать о состоянии последней необходимости. 
Не считая того, финансирование налогоплательщиком хозяйственной деятельности исполняется в рамках граждански - правовых отношений. Заключительные же в силу ст. 1 ГК РФ основаны на воле и равноправии сторон, в то время как повинность по уплате налогов вытекает из публично - правовых отношений не зависит от волеизъявления налогоплательщика. При названных обстоятельствах ни один законодательный акт не устанавливает, точнее не может установить ценность граждански - правового « частноправового » обязательства перед налоговым законом « на публике - правовым ». 
Единственное исключение сочиняет п. 2 ст. 855 ГК, субъект сделает предпочтение неким платежам частноправового нрава перед налоговыми платежами при неимении валютных средств на банковском счете. 
Главнейшим обстоятельством, подлежащим установлению при расследовании уголовных дел о налоговых правонарушениях, является способ учета реализации продуктов « работ, услуг », использовавшийся налогоплательщиком в налоговых периодах, по итогам которых имелась просроченная задолженность. При всем этом нужно исходить из того, что действующее законодательство о налогах и сборах базируется на большом количестве вариантов таковых способов применительно к разным налогам. В том случае, если налогоплательщик использовал способ, при котором определение момента реализации продуктов « работ, услуг » соотносится с поступлением валютных средств на его расчетный счет или в кассу. Наличие просроченной налоговой задолженности теснее само по себе свидетельствует о том, что налогоплательщик, имея валютные средства, конкретно созданные для уплаты налогов, намеренно употреблял их не по назначению. 
Более очевидно это выслеживается в вариантах, когда налогоплательщик имеет задолженность по налогу на добавленную стоимость, налогу с продаж и иным косвенным налогам, так как специфика косвенного налогообложения состоит в том, что сумма налога врубается налогоплательщиком в стоимость продукта « работы, услуг » и поступает к нему конкретно от покупателей « заказчиков ». Потому случайное изменение налогоплательщиком назначения приобретенных средств отражает не совсем только беспристрастную, да и субъективную сторону налогового правонарушения. 
Значимой необыкновенностью дел о налоговых правонарушениях является применение ст. 10 УК РФ « обратная сила закона » при отмене налогов, понижении налоговых ставок или при принятии законов, другим образом снижающих размер налоговых обязанностей. 
Исходя из убеждений ряда практиков, отмена налога либо страхового взноса исключает возможность возбуждения и следующего расследования уголовного дела. 
Эта позиция, на наш взор, неверная, так как противоречит действующему законодательству и вытекающим из него нормативным документам. 
В согласовании с ч. 1 ст. 10 УК обратную силу имеет уголовный закон, устраняющий преступность действия, смягчающий наказание либо другим образом улучшающий положение личика, совершившего правонарушение. 
Законом, смягчающим наказание, необходимо признавать таковой уголовный закон, где наибольшие и наименьшие пределы главного наказания снижены. Либо предусмотрен наиболее смягчённый вид наказания, а законом, другим образом, улучшающим положение оговариваемого в совершении правонарушения, необходимо признавать закон, который, а именно:
- смягчает вид главного либо доп. наказания или избавляет какое-нибудь главное либо доп. наказание при наличии одинаковых других главных и доп. наказаний; 
- понижает сроки давности привлечения к уголовной ответственности и погашения судимости, так как при всем этом не поменялись санкции за подходящее правонарушение в сторону ужесточения; 
- предугадывает особые виды освобождения от уголовной ответственности, находящиеся в примечаниях к Необыкновенной доли УК РФ « ст. ст. 126, 204, 205, 206, 208, 222, 223, 228, 275, 291 и 307 », если при всем этом не поменялись санкции за подходящее правонарушение в сторону ужесточения; 
- избавляет квалифицирующие признаки конкретных составов правонарушений, если при всем этом не поменялись санкции за подходящее правонарушение в сторону ужесточения; 
- относит правонарушение к другой категории, снижающей сообразно ст. 15 УК ступень его публичной угрозы, если при всем этом не поменялись санкции за подходящее правонарушение в сторону ужесточения. 
Из содержания ст. 10 УК следует отметить, что идет речь об уголовном законе. В то время как отмена и изменение налогов « сборов » регулируется не уголовным законодательством. То есть законодательные акты о налогах и сборах, отменяющие налоги, снижающие размеры налоговых ставок, так же одинаково другим образом улучшающие положение налогоплательщиков, не могут рассматриваться в качестве уголовного закона, устанавливающего преступность действия, смягчающего наказание либо другим образом улучшающего положение субъекта, совершившего правонарушение. 
Расценивая действие личика, выразившееся в неуплате налога, отмененного в установленном порядке на момент принятия процессуального решения по итогам проверки, нужно учесть также положения п. 3 ст. 44 НК РФ. Там установлен исчерпывающий список оснований, при которых повинность по уплате налога и « либо » сбора прекращается. Отмена налога и « либо » сбора в их число не входит. 
В связи с этим фактом отмена налога, повинность по уплате которого не исполнена, не исключает беспристрастную сторону противоправного действия. 
Принимая процессуальные решения, в сходственных вариантах нужно также учесть принцип деяния законодательных актов о налогах и сборах в модели, установленной ст. 5 НК РФ. Сообразно п. 4 указанной нормы акты законодательства о налогах и сборах, отменяющие налоги и « либо » сборы, снижающие размеры ставок налогов « сборов », устраняющие повинности налогоплательщиков « плательщиков сборов » либо другим образом улучшающие их положение, могут иметь обратную силу, так как прямо предугадывают это. 
При названных обстоятельствах, в случае неимения в законодательном акте, отменяющем налог, снижающем размер налоговой ставки или другим образом улучшающем положение налогоплательщика « плательщика сбора », специального указания на наличие и  у этого акта обратной силы, неуплата подходящего налога в прошлые налоговые периоды является противоправной. Беспристрастная сторона такового действия оценивается на основании законодательного акта о налогах и сборах, действовавшего в эти налоговые периоды. 
До истинной модели спорной является позиция внедрения ст. 198 УК в отношении действий, выразившихся в уклонении физических лиц от уплаты налогов « кроме налога на доходы физических лиц ». 
По воззрению ряда практикующих юристов, ст. 198 УК предугадывает ответственность за правонарушение, абсолютное физическим личиком, уклонившимся от уплаты налога лишь методом непредставления декларации о заработках. При всем этом понятия "налоговая декларация" и "декларация о доходах" не равнозначные, так как заключительный термин применяется лишь в отношении 1-го налога - налога на доходы физических лиц не может распространяться на другие налоги, включая налог на добавленную стоимость. 
Диспозиция ст. 198 УК устанавливает ответственность физического личика за уклонение от уплаты налога либо страхового взноса в муниципальные внебюджетные фонды. При всем этом список способов, средством которых исполняется это противоправное действие, не исчерпывающий. 
Кроме непредставления декларации о заработках и включения в нее заранее искаженных данных о заработках либо расходах можно, уклониться от уплаты налога хоть каким другим методом, но не связанной с составлением и представлением в налоговый орган налоговой декларации. Представляется методологически ложным отделение термина "декларация о доходах" от термина "налоговая декларация". Нужно учесть, что работающая редакция ст. 198 УК применяется с 27 июня 1998 грам., в то время как с 1 января 1999 грам. в законодательство о налогах и сборах введено понятие "налоговая декларация" «п. 1 ст. 80 НК РФ ». 
Сообразно названной норме, налоговая декларация выглядит, так как письменное заявление налогоплательщика о приобретенных заработках и сделанных расходах, источниках заработков, налоговых льготах и исчисленной сумме налога и « либо » иные данные, связанные с исчислением и уплатой налога. Главное отметить, что с 1 января 2001 грам. законодатель вообще отказался от применения в нормативных документах о налогах и сборах термина "декларация о доходах", так как с указанной даты утратил силу заключительный законодательный акт, в каком употреблялся этот термин, а конкретно Закон "О подоходном налоге с физических лиц". 
Глава 23 НК РФ, устанавливающая правовой режим налога на доходы физических лиц, предугадывает представление в подходящие органы конкретно налоговой декларации « ст. 229 », но не декларации о заработках. 
Таковым образом, термин "налоговая декларация" универсальный и применяется в отношении всех налогов, входящих в систему налогов и сборов Русской Федерации. 
Важным фактором, который обязан учитываться при расследовании подходящих уголовных дел, является верная оценка беспристрастной стороны правонарушения при совершении уклонения от уплаты налогов в различные налоговые периоды. 
Иногда считают, что для квалификации правонарушения по пп. "в" и "г" ч. 2 ст. 199 УК нужно, чтоб суммы неуплаченных в установленный срок налогов или страховых платежей за каждый налоговый период превосходили соответственно 1000 и 5000 малых размеров оплаты труда. В неприятном случае состав налогового правонарушения по указанным пунктам отсутствует. 
Это воззрение, на наш взор, не основано на законе. В данном случае налицо продолжаемое правонарушение. Оно характеризуется неоднократностью совершения противоправного действия, складывающегося из ряда тождественных беззаконных деяний, имеющих общие цель и направленность « неуплата налогов », которые охватываются единичным замыслом виновного и сочетают в собственной совокупности единичное правонарушение. При совершении продолжаемого правонарушения, отдельные тождественные беззаконные акты такие как « неуплата налогов за конкретный налоговый период ». Между собой взаимосвязаны и по существу представляют вот эти эпизоды 1-го правонарушения, охватываются единичным замыслом. Так же единичным намерением достичь вышеуказанного результата. Невыполнение налогоплательщиком в установленный срок повинности по уплате налога не значит, что она прекращена. Далее пришествия указанного срока он продолжает оставаться личиком, обязанным выполнить определенные деяния. Действия должностных лиц налогоплательщика, не исполняющих от его имени эти деяния, образуют продолжаемое беззаконное состояние. 
Следовательно, при уклонении от уплаты налогов в нескольких налоговых периодах, если оно охватывается единичным замыслом виновного, указанное правонарушение обязано рассматриваться не как совокупности правонарушений, но как продолжаемое правонарушение, вследствие чего же суммы неуплаченных налогов за разные отчетные « налоговые » периоды подлежат сложению. 

Заключение

1. Определение объекта налоговых правонарушений, которое дается в юридической литературе, большей долею отражает его юридическое содержание. Фактическое же его содержание определяется настоящим значением налога для страны и сообщества в целом, выраженным в его функциях. Анализ функции и предназначения налогов и сборов дозволяет сделать вывод, что групповым объектом налоговых правонарушений является налоговая система, средством посягательства на которую причиняется вред экономным отношениям, а это в свою очередь влечет за собой нехорошие последствия для разных сфер социально-экономической жизни сообщества. 
2. Конкретным объектом налоговых правонарушений выступают отдельные элементы налоговой системы, уточнение содержания которых дозволяет наиболее много раскрыть природу разных их видов. 
Действующее уголовное законодательство берет под охрану последующие элементы налоговой системы: установленный порядок представления отчетных документов о заработках и иных объектах налогообложения « ст. 198-199 УК РФ »; порядок исчисления и уплаты налогов налоговыми агентами « ст. 199.1 УК РФ » и порядок обеспечения исполнения обязанностей по уплате налога « ст. 199.2 УК РФ ». 
3. Ключевым признаком составов налоговых правонарушений являются понятия налога и сбора, содержание которых изменялось в период деяния УК РФ, что повлекло за собой изменение содержания признаков составов указанных правонарушений. Это обусловливает повинность правоприменителя объяснять признаки предмета правонарушения, также признаки беспристрастной стороны состава правонарушений на основании норм налогового права, действовавших в момент совершения правонарушения. 
4. В зависимости от субъекта налоговых отношений, совершающего правонарушение, и вида публичных отношений, на которые посягает виновный, осматриваемые действия можно ж классифицировать последующим образом: 
преступления, содержащиеся в неисполнении повинностей налогоплательщика « ст. 198 и 199 УК РФ »; 
преступления, содержащиеся в неисполнении повинностей налогового агента « ст. 199.1 УК РФ »; 
преступления, содержащиеся в воспрепятствовании взысканию недоимки по налогам за счет имущества налогоплательщика « ст. 199.2 УК РФ ». 
5. По форме совершения действий можно ж выделить налоговые правонарушения, совершаемые средством: 
а » активного обмана - уклонение от уплаты налогов и « либо » сборов методом включения заранее неправильных сведений в налоговую декларацию либо другие документы « ст. 198 и 199 УК РФ. » Сокрытие валютных средств или имущества организации либо личного бизнесмена, за счет которых обязано быть произведено взыскание недоимки по налогам и « либо » сборам « ст. 199.2 УК РФ »; 
б » пассивного обмана - уклонение от уплаты налогов и « либо » сборов с физического личика методом непредставления налоговой декларации либо других документов « ст. 198 и 199 УК РФ. » Неисполнение повинностей налогового агента по исчислению, удержанию либо перечислению налогов и « либо » сборов, подлежащих исчислению, удержанию у налогоплательщика и перечислению в подходящий бюджет либо во внебюджетный фонд « ст. 199.1 УК РФ ». 
6. Невзирая на то, что в настоящей реальности существует множество форм уклонения от уплаты налогов, законодатель в ст. 198 и 199 УК РФ предугадывает всего два метода уклонения от уплаты налогов, представляющие такие формы активного и пассивного обмана налоговых органов. Лишь они имеют уголовно-правовое значение, другие же методы – криминалистическое значение. В то же время от вариантов реализации указанных способов зависит механизм уклонения от уплаты налога, что в свою очередь описывает момент начала и окончания правонарушения. 
7. В силу контраста настоящих способов совершения налоговых правонарушений нет способности, отдать единичное определение их нрава. В одном случае они представляют собой продолжающееся правонарушение, в ином — одномоментное, но во всяком варианте при определении начала и окончания правонарушения нужно учесть механизм совершения общественно опасного действия, момент происхождения повинности субъекта налоговых правоотношений, которая не осуществляется средством активного либо пассивного обмана. Определяющим признаком является момент заслуги итоговой суммы « большого размера » неуплаченного « не перечисленного » налога либо скрытого имущества. 
8. Отталкиваясь от статуса в налоговых правоотношениях субъектов уголовной ответственности за налоговые правонарушения, их можно ж условно сгруппировать последующим образом: 
- физические личика « включая личных бизнесменов, лиц, занимающихся приватной практикой, и другие », конкретно обязанные уплачивать налоги; 
- физические личика, являющиеся представителями либо другими тружениками организации, обязанной уплачивать налоги; 
- физические личика, являющиеся представителями организации, обязанной вычислять, удерживать либо перечислять налоги и сборы, либо исполняющие в таковых организациях управленческие функции; 
- физические личика - личные предприниматели, обязанные вычислять, удерживать либо перечислять налоги и « либо » сборы; 
- физические личика, являющиеся управляющим либо владельцем организации, за счет имущества которой обязано быть произведено взыскание недоимки по налогам либо сборам, также личика, исполняющие в таковых организациях управленческие функции; 
- физические личика - личные предприниматели, за счет имущества которых обязано быть произведено взыскание недоимки по налогам либо сборам. 
9. Основной необыкновенностью субъективной стороны налоговых правонарушений является обусловленность психического дела к действию осознанием налоговой противоправности, т.е. факта нарушения требования налогового законодательства. Совместно с тем конечный вывод о вине быть может изготовлен только на базе анализа тех признаков состава, которые указаны конкретно в уголовном законе, т.е. осознания публичной угрозы совершаемого действия и размера неуплаченного « не перечисленного » налога либо скрытого имущества, составившего суммы, указанные в уголовном законе. 
10. Целенаправленно привести редакцию ст. 199.1 УК РФ в соответствие с налоговым законодательством, а именно со ст. 123 НК РФ, изложив ее последующим образом: «Неправомерное не перечисление « неполное перечисление » сумм налога, который в согласовании с налоговым законодательством подлежит удержанию и перечислению налоговым агентом, абсолютное в большом размере, - 
наказывается...». 
11. В целях совершенствования техники конструирования составов и техники их внедрения все есть основания ст. 198 и 199 УК выложить абстрактным методом « авторский вариант: «уклонение от уплаты налогов и « либо » сборов в большом размере» ». Данная редакция дозволит использовать ст. 198 УК к личикам, уклонившимся от уплаты налогов, по которым не предусмотрена повинность представления в налоговый орган декларации и иных документов, поведение которых довольно общественно опасно, но сейчас уголовно ненаказуемо.


Копирайт

Главное меню

Студентам на помощь

Реклама

Обратная связь

Готовый договор

Поиск на сайте

Форма входа

Яндекс.Метрика